Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Кавказ

Грузия и Армения - страны древней и высокой культуры.

На протяжении III-I тысячелетий до н. э. на территории Закавказья неоднократно происходили перемещения племен, что сопровождалось периодическими сменами различных этнических образований. Процесс формирования армянской и грузинской народностей завершился в IV-III вв. до н. э. Первые государства, складывавшиеся в Закавказье, то и дело утрачивали свою самостоятельность, попадая под власть более сильных и агрессивных соседей: Ирана, эллинистического государства Селевкидов, Римской империи. Политическая, хозяйственная и культурная жизнь народов Закавказья протекала в древности в постоянных контактах, то бранных, то мирных, с цивилизациями Передней Азии и Средиземноморья.

Христианство рано стало официальной религией в странах Закавказья (Армения - 301 г., Грузия - 337 г.; для сравнения: Римская империя - 382 г.). Тогда еще не было Византии (разделение Римской империи на Запад­ную и Восточную произошло в 395 г.). Образцами для раннехристианских храмов Армении и Грузии явились церкви Сирии, откуда этими странами было воспринято христианство.

Первые церкви здесь строились по подобию сирийских базилик, в виде трехпролетных (т. е. с двумя продольными рядами внутренних колонн) зданий с повышенной средней частью. Впоследствии большее распространение получи­ли так называемые «однопролетные базилики» - постройки простой прямо­угольной формы с двускатной крышей и торцевым входом. Несомненно, в этом сыграла определенную роль местная архитектурно-строительная традиция. Дело в том, что в древности и в период средних веков на Кавказе имел распространение тип дома с двускатной крышей и с торцевым входом (такие дома до сих пор обычны в западной части Грузии). До XI-XII вв. в разных местах Кавказа строились церкви по подобию такого дома в виде прямо­угольного объема с двускатной крышей, без купола и без внутренних колонн.

В IV-VI вв. все Закавказье входило в состав империи Сасанидов. Поли­тическая зависимость от Ирана обусловила определенную культурную ориен­тацию. В Азербайджане, Грузии и Армении распространились иранские формы жилища, орнамента, одежды, бытовой утвари. Иранское влияние сказалось и на строительной технике. В Армении и Грузии утвердился прием постановки купола церкви на кубический массив нижележащего объема. Переход от квад­рата основания к восьмиграннику купола долгое время осуществлялся посред­ством устройства в углах квадрата верхней части стен диагональных арочек, и лишь с VII-IX вв. стали применять паруса, известные в Риме и Визан­тии с V в.

Общность религии определила культурные связи Армении и Грузии с Византией; кроме того, значительная часть Армении входила в состав Визан­тийской империи. Естественно, что в Закавказье сказывалось влияние визан­тийского зодчества. Так, армянский храм в Текоре (ныне турецкая часть Арме­нии), построенный в V в., - самая ранняя из известных в восточно-христианском мире церковь с четырьмя внутренними столбами и с куполом, поднятым на барабан. Имело место и обратное влияние. Строители из Армении работали в Византии (больше в принадлежавшей ей Малой Азии), один из двух зод­чих, построивших храм св. Софии в Константинополе, Анфимий, получил профессиональную подготовку в Армении, а армянский зодчий Трдат в X в. восстановил обрушившийся при землетрясении купол собора.

План храма в форме креста, сложившийся в Сирии в IV-V вв., был воспринят культовой архитектурой Армении и Грузии. В отличие от Византии, Болгарии и России, где в конечном счете определилась прямоугольная форма плана храма, для зодчества Закавказья крестообразный план, выявленный во внешних объемах постройки, остался характерной чертой. Но в отличие от Сирии и Византии здесь планировка складывалась не от общего очертания здания к внутренним его членениям, а, наоборот, путем сложения частей: к центральному кубическому массиву со всех четырех сторон примыкали бо­лее низкие объемы, образуя ветви креста; кроме того, в углах креста добавля­лись объемы меньшей высоты (рис. 93 и 94). Эти основные принципы объемно-планировочного построения храма определились в Армении и Грузии в кон­це VI - начале VII в.

Группировка архитектурных масс - главное средство художественной выразительности средневековых армянских и грузинских храмов. Моделировке внешних объемов соответствует и пластичность внутреннего пространства. Уже в храмах раннего периода, в VI в., стены делают не прямолинейными, но с изломами и закруглениями в плане, образующими снаружи глубокие ниши, а внутри - незамкнутые пространственные членения, сочетающиеся с цент­ральным помещением. Именно эта пространственная усложненность, а не декор обогащает интерьер. В интерьерах ранних храмов стены имеют гладкую поверхность кладки чисто отесанного камня, без украшений. Скульптурная пластичность внутреннего пространства специфична для армяно-грузинской культовой архитектуры.

Другая характерная черта этой архитектуры - центричность общей фор­мы здания. Пирамидальность внешних масс и объединение интерьера вокруг центральной, более высокой части здания придают его композиции вертикаль­ность. Это устремление ввысь способствует выражению в облике храма тор­жественной приподнятости, духовной возвышенности. Вертикальность общей композиции подчеркивается и декоративной пластикой фасадов: высокими, уз­кими нишами, рядами тонких колонок, щелевидной формой окон.

Строились в Закавказье и круглые в плане храмы, принцип которых заимствован из Византии, но они здесь (так же как и в Византии) не полу­чили большого распространения. Наиболее значительным из круглых сооруже­ний Закавказья считается храм Звартноц в Армении. Еще в средние века он был разрушен землетрясением, и его облик теперь восстанавливается предпо­ложительно.

Культовые здания строго центрического плана, или крестообразные, были не совсем удобны. Поэто­му со временем получили преобладание храмы с про­долговатым планом. В целях большей вместимости зала увеличивали ширину корпуса здания; при этом купол, возможности увеличения диаметра которого ограничены прочностью конструкции, опирался уже не на наружные стены, а на четыре внутренних стол­ба. При всех этих приемах выдерживались первоначально определившиеся основные принципы компоновки масс: во внешних объемах здания выражена форма креста, на массиве центрального объема воз­вышается барабан с куполом.

Архитектура Армении и Грузии в период VII-XIII вв. достигла высо­кого уровня развития. Профессиональными зодчими здесь строились не только храмы, но и здания иного назначения.

Один из выдающихся памятников средневековой архитектуры Закав­казья - ансамбль зданий и сооружений Санаинского монастыря в Армении, возведенный в X-XIII вв. (рис. 95). Этот комплекс состоит из двух церквей, примыкающих к ним двух больших залов, помещения для учебных занятий, книгохранилища, колокольни и др.; кроме этих по­строек, были также не сохранившиеся до нашего времени монастырские кельи, настоятельский корпус, складские строения. Комплекс Санаинского мо­настыря при разнообразии планировочно-пространственных решений, строительных конструкций и архитектурных форм отличается органическим худо­жественным единством. Возведенные в период рас­цвета средневековой культуры Армении и характеризующиеся высоким уровнем архитектурного мастерства, его постройки долгое время служили образцом для армянского культового зодчества.

По общей композиции планов храмы Армении и Грузии имеют сходство с храмами Византии, но отличаются от них по внешнему облику. Для армян­ских и грузинских храмов характерны подчеркнутая пирамидальность и скульп­турная пластика масс. Уже в VI в. здесь стали устраивать над сводами дву­скатные крыши, а над куполом - восьмигранный или конический шатер. Апси­да обычно не выступает из основного объема храма, а обозначена снаружи здания двумя фланкирующими ее нишами. Пара высоких узких ниш на фаса­де - одна из характерных деталей культовой архитектуры Закавказья.

В Византии храм стоял среди скученной за­стройки города и поэтому плохо обозревался издали; главенствующая роль в архитектурной композиции храма принадлежала интерьеру. В Армении и Гру­зии, где церкви воздвигались на открытых и возвы­шенных местах, внешние формы здания получали филигранную отточенность. Этому способствовал также высокий уровень каменотесного мастерства на Кавказе. Зодчие тщательно разрабатывали и общую композицию внешнего вида здания, и соотношения его отдельных масс, и детали, и декор фасадов.

Одним из важных средств отделки стен была чистая, весьма тщательная отеска лицевой поверхности камней. На фоне такой стены выделяются высе­ченные из камня, четко прорисованные декоративные детали: тонкие колонки с арочками, ниши, наличники окон, барельефы. Богатой орнаментацией отли­чался резной каменный декор на фасадах (рис. 96). Чистая гладь стен харак­терна для интерьеров; лишь в верхней части алтарной ниши помещали мозаич­ное изображение, да и то лишь в наиболее крупных храмах. Оштукатуривание поверхности стен и роспись фресками появляются около X в.

В XIII в. Закавказье было завоевано монголами, в XIV в. неоднократно подвергалось нашествиям Тамерлана. В это время монументальных зданий не строили, многие памятники архитектуры разрушались. В XV-XVIII вв. Грузия и Армения были ареной постоянных агрессивных действий со стороны Персии и Турции. Монументальная архитектура этого времени переживает стадию упадка, повторяются формы, выработанные в средние века.

Своеобразно народное зодчество Кавказа. Оно довольно различно в разных его районах.

В горах Малого Кавказа строили дома типа дарбази: квадратные в плане, одноэтажные, с земляной крышей, опирающейся на внутренние столбы и имеющей посредине бревенчатое пирамидальное возвышение с отверстием наверху для света и выхода дыма от очага (рис. 97).

В Западной Грузии возводили бревенчатые срубы с двускатными тесовыми крышами, примерно такого вида, как русские избы. Срубные жилища характерны и для западной части гор Большого Кавказа (Балкария, Карачай), но здесь делали земляные крыши.

В Сванетии (на северо-западе Грузии) дома были каменными, с двускатными крышами и кровлей из плиток шиферного сланца. Поскольку в этом труднодоступном горном крае жители не подчинялись грузинским феодалам, каждая состоятельная семья строила возле своего дома оборонительную башню (рис. 98).

Не подвластные никому чеченцы и ингуши жили в домах, которые представляли собой маленькие крепости. Такой дом имел вид трехэтажной замкнутой башни. В первом этаже помещался скот, во втором находилось жилье, третий этаж был предназначен для обороны жилища: в его стенах устраивались бойницы и выносные, в виде балкончиков без пола, машикули.

В горах Чечено-Ингушетии и Северной Осетии можно повсеместно видеть средневековые гробницы и святилища со странными ступенчато-гребенчатыми крышами (рис. 99). Их облик свидетельствует о древних, ныне исчезнувших типах местного жилища.

На юге и на востоке Кавказа преобладало жилище, на формирование которого существенно повлияли домостроительные приемы Ирана. Это низкий, удлиненный дом с плоской земляной крышей, с входом в каждую комнату снаружи, с навесом на столбах вдоль продольного фасада. Наиболее архаичные типы такого жилища имеются в Дагестане (рис. 100).

В труднодоступных горных районах Дагестана в средние века развивалось более самобытное зодчество. Сохранившиеся фрагменты этой архитектуры отличаются высоким художественным совершенством (рис. 101).

И как молчаливые свидетели средневековья повсюду в горах высятся боевые башни - наследие давно минувших тревожных времен.

Архитектура Кавказа многообразна. Знаменитые армянские и грузинские храмы представляют лишь одну страницу книги зодчества его народов.

* * *

Античность, как известно, заложила основы последующей культуры Европы, в том числе и искусства архитектуры. Однако процесс перехода от архитектуры древности к архитектуре средневековья был сложным, как и пути европейской культуры в целом; здесь не существовало прямой зависимости традиций. Так, древнегреческая культура не явля­лась непосредственным продолжением древнекритской: при сохранении некоторых форм архитектуры произошли тем не менее принципиальные измене­ния в ее характере, в частности, в ее стилевом свое­образии - от прежней прихотливости к дисциплине, от эмоциональности к рассудочности.

Несколько большей преемственностью отмече­ны связи между архитектурой Греции и Рима, но и они сказались всего лишь в заимствовании и дальнейшем развитии внешних форм зодчества, тогда как строительные конструк­ции, пространственные построения и идейно-художественная сторона архи­тектуры изменились конкретным образом.

Отчетливый разрыв существует между античной и средневековой архи­тектурой. При этом он по-разному проявился в разных частях Европы: если на территории бывшей Западной Римской империи архитектура деградирова­ла, то в Восточной Римской империи, т. е. Византии, она процветала, приобре­ла специфический характер.

Немалое значение для архитектуры Европы имели, в частности, связи между Византией и Закавказьем: в результате этого взаимодействия сформи­ровалось своеобразное армяно-грузинское зодчество, повлиявшее на становле­ние романского стиля архитектуры Западной Европы, который впоследствии перешел в готический.

На последующих судьбах архитектуры Европы сказалась и другая линия развития: в Италии после крушения древнеримской империи сохранялись в большей мере, чем где-либо, элементы античной культуры, что определило дальнейшие пути развития архитектуры этой страны, а затем и всей Европы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Обучение удаление вмятин без покраски скачать видео.

© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru