Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРЫХ ГОРОДОВ

Так, шаг за шагом, постепенно город менял свое лицо. Умело «встроенный» в окружающий ландшафт античный город-полис и жестко, рационально спланированный римский город-лагерь. Компактный, плотно застроенный вдоль узких радиальных улиц средневековый и ориентированный на открытые общественные пространства, украшенные престижными, новыми по духу зданиями, город Возрождения. Наконец, осевые перспективы и грандиозные градостроительные композиции барокко и классицизма. Сегодня все это кажется ушедшим из жизни. Дома и улицы современного города совсем не походят на идиллические картины далекого прошлого.

На рубеже XIX и XX веков произошла подлинная революция в градостроительстве, которая в корне преобразила не только облик города, но и самые основы того, что мы называем городским образом жизни. О проблемах современного города пойдет подробный разговор в других главах книги. Сейчас же отметим одно немаловажное обстоятельство. Конечно, на карте мира, и особенно нашей страны, возникло много совершенно новых городов, с самого начала построенных по новым, современным градостроительным правилам.

Достаточно вспомнить Магнитогорск и Запорожье, Ангарск и Братск, Шевченко и Навои, Набережные Челны и Тольятти. Но все же в подавляющем большинстве случаев современный город развивается не на пустом месте, а на основе старого, исторически сложившегося города.

Страсбургский собор. Франция
Страсбургский собор. Франция

Вынужденное сочетание старого с новым превращается в трудноразрешимую, часто очень болезненную градостроительную проблему. Как быть с малыми историческими городами, которые в силу различных факторов не имеют высокого градостроительного потенциала и практически не развиваются. Хорошо, если они обладают притягательностью для туристов благодаря историко-культурной и архитектурной ценности старой застройки. Тогда они становятся своеобразными музеями под открытым небом, и за счет быстро развивающейся сейчас «индустрии туризма» получают возможность реставрировать, приспособить для современного использования и поддерживать в хорошем состоянии исторически сложившуюся среду. Так сложилась, например, судьба Суздаля, среднеазиатской Хивы, небольших городков Рейнской области или Адриатического побережья Югославии. Гораздо сложнее обстоит дело в тех, более многочисленных случаях, когда в силу своего расположения или невосполнимых утрат старой архитектуры малый исторический город не может претендовать на роль музейно-туристического центра. Тогда нужны многолетние и последовательные усилия градостроителей для того, чтобы тактично включить новую застройку в контекст сохранившейся исторической планировки, хотя бы отчасти восполнить за счет этого утраченное качество среды, преодолеть застойные явления в развитии населенного места.

Индийская деревня (типа Нандиаварта)
Индийская деревня (типа Нандиаварта)

Но особенно сложный узел проблем возникает тогда, когда исторически сложившийся город, насчитывающий не одну сотню лет, превращается в крупный современный центр — индустриальный, административный, культурный. Так произошло с Москвой и Ленинградом, Парижем и Лондоном, почти все крупные современные европейские города ведут свою родословную еще со средних веков.

Старая планировочная структура, будь то запутанная сеть доставшихся от средневековья улиц или даже османовские проспекты, не в состоянии вместить быстро растущие потоки городского транспорта. Между тем именно наиболее древняя часть города по традиции сохраняет центральное значение и продолжает притягивать главные потоки посетителей. Складывается ситуация «закупорки сосудов», питающих центр — как его часто называют, сердце города. Специальный рассказ о проблемах центра еще ждет читателя впереди. Но и так понятно, что в этой части города нельзя обойтись без серьезных градостроительных мероприятий в области транспортного строительства и организации движения. Главный их смысл — пустить основные транзитные транспортные потоки в обход центрального ядра, иначе они просто взорвут его. Теперь уже не улицы и проспекты, архитектурно оформляющие классические осевые перспективы, а скоростные дороги, идущие из конца в конец города, обустроенные транспортными «развязками», тоннелями и эстакадами, берут на себя функции артерий города.

Однако наступление нового на старое не ограничивается одними только автодорогами. Целый океан новой застройки быстро, в течение нескольких десятилетий, обступает старый город. То тут, то там новые потребности вынуждают строить все новые и новые здания, в том числе и в центре города. В тех случаях, когда такие «пришельцы» не скрывают своего современного происхождения, они становятся настоящим бедствием для сложившейся городской среды, которая теряет отшлифованную столетиями цельность, распадается на части, становится доступной для дальнейшего вторжения. Гостиница «Россия», построенная в Москве в опасной близости к Кремлю и Красной площади, — пример такого поспешного, недостаточно продуманного или просто неумелого вмешательства. Думаю, читатель без труда найдет подобные примеры, едва ли какому-нибудь из крупных исторических городов удалось избежать такого рода градостроительных ошибок.

Индийская деревня (типа Падмака)
Индийская деревня (типа Падмака)

В то же время по мере активного расширения территориальных границ все больше возрастала общекультурная и архитектурно-художественная ценность исторически сложившейся среды, сосредоточенной в пределах центрального ядра. Старый центр все больше претендовал на роль своего рода отдушины, островка безопасности в бурном море суеты и быстро сменяющих друг друга «новаций» современного города. Центры крупных исторических городов все чаще стали частично или даже полностью ограничивать въезд на свою территорию индивидуального автомобильного транспорта. Появились улицы и даже целые зоны, безраздельно отданные пешеходу. В связи с проектированием пешеходных зон все большее внимание стало уделяться изучению уникальных свойств исторически сложившейся городской среды — ее органической целостности и в то же время разнообразию, богатой информационной насыщенности, гуманному человеческому масштабу пространств. Вместе с ответами на такие вопросы к архитекторам стало приходить более глубокое понимание объективных закономерностей формирования городской среды. И это понимание не может не проявиться при проектировании новых районов города, лежащих далеко за пределами исторического ядра.

Сохраняя старую планировочную структуру от разрушения, мы на самом деле учимся создавать новую, отвечающую масштабам современного, развивающегося города. Неоправданные вторжения новой архитектуры в сложившуюся городскую среду заставляют нас глубже вникнуть в действительное содержание архитектурного формотворчества, разобраться в самой природе и особенностях восприятия архитектурного образа. Создавая пешеходные зоны в исторически сложившейся среде, мы на самом деле учимся во многом утраченному искусству формирования художественно осмысленной, сомасштабной человеку — да что там, просто уютной — городской среды.

Оказывается, пешеходный Арбат нужен не только для того, чтобы сохранить хотя бы общие контуры старой московской улицы, а еще и для того, чтобы, поняв секреты ее очарования, попытаться снова обрести его в совсем ином языке новой архитектуры. Одним словом, «дойти до самой сути», чтобы дать ей новую форму архитектурного выражения. Так старый город устойчиво воспроизводит себя в новом, так новый город незримо прорастает старым, становясь от того богаче и полнее. Мы еще не раз встретимся с этим явлением на страницах книги. Но прежде надо подробно разобраться в том, какие проблемы поставил наш беспокойный век перед современным городом.

Город ведет свою историю с древнейших времен. Большинство современных крупных европейских городов отсчитывают свою историю начиная со средних веков.

Эволюция исторического города проходит через несколько основных этапов. Плотно застроенная, часто хаотичная радиальная сетка улиц средневекового города была в основном унаследована городами Возрождения. Открытые в эпоху барокко парадные осевые перспективы утвердили себя в качестве основы классической градостроительной композиции в XVIII и XIX веках.

Эти стереотипы, впечатанные в сложившуюся среду современного развивающегося города, подвергаются решительному пересмотру в нынешнем столетии. В то же время старый город неизменно возвращает нас к непреходящим ценностям градостроительного искусства, служит надежной основой для поисков нового, для сохранения гуманного начала и человеческой соразмерности в современном развивающемся городе.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru