Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

12. Исчезнувшие навсегда

 С чем люди шли на площадь в белый храм 
 От мыслей бренных и забот насущных ? 
 С молитвою ль к языческим богам, 
 В людских делах и чувствах вездесущим? 
 А может быть, в таинственной тиши, 
 Под сводами у алтарей нетленных 
 Пытались соизмерить зов души 
 С непостижимой вечностью Вселенной ? 

Л. Волошинова

Борьба большевиков с православной церковью и религией вообще была систематической и методичной. Первым шагом был декрет от 23 января 1918 года, подписанный Лениным и официально провозгласивший об отделении церкви от государства, а школы - от церкви.

Этого властям показалось мало, и 13 октября 1922 года на заседании Оргбюро ЦК РКПб с докладом об утверждении Антирелигиозной комиссии выступил А. С. Бубнов. Комиссией были подготовлены и совершены действия, которые считались преступными в любой стране, за исключением фашистских государств. Но руководители безбожного движения восприняли уголовную традицию - ненависть к христианству. Религия была для них слишком сложна, а ее заповеди убийственны. Новые воры в законе свергали веру "образованных", меняя ее на веру "необразованных".

С размахом опьяневших игроков вожди швыряли на стол величайшее духовное сокровище - христианскую нравственность. Газета "Курьер Варшавский" 6 апреля 1923 года писала: "Коммунизм поставил себе целью убить в человеке благородное начало, лишив его моральности религии; этим способом коммунизм старается создать новое поколение людей без чести и веры, лишенное совести, новое поколе­ние в полной мере оматериализованное, бесстыдное, циничное, управляемое исключительно звериным страхом перед занесенной над ним нагайкой красных царей".

К сожалению, это страшное предсказание оказалось реальностью. Уже 29 декабря 1922 года (сразу после праздника Рождества Христова и в преддверии Нового года) в Таганроге была создана ликвидационная комиссия (ликвидком). Официально было декларировано, что целью ее деятельности является проведение в жизнь декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви. Но документ 1918 года декретировал лишь одно отделение, а не ликвидацию, что не совсем удовлетворяло ликвидком. Поэтому упор делался на пункт 27, разрешавший в особых случаях и ликвидацию церквей.

1 апреля 1923 года в Таганрогском уезде было 49 церквей, 14 молитвенных домов и 1 монастырь. К концу месяца общины получали право по договору пользоваться 34 церквями, 10 молитвенными домами. Сохранялся пока и монастырь. Право собственности на эти здания общины потеряли. Церковь потеряла печати, штампы, бланки, счета в банках. Они стали как бы неофициальными.

Дело доходило до абсурда. Рабочие и служащие сельхоза №1 имени Парижской коммуны постановили: "Считать Бога несуществующим. Удалить культовые предметы. Ходатайствовать перед рабоче-крестьянской властью о закрытии церквей, препятствующих свободному развитию человеческой мысли и знания". Понятно, что такие постановления на местах принимались нередко если не под дулом пистолета, то под угрозой моральных и физических репрессий.

В Таганрогском уезде началось массовое разрушение храмов. Союз металлистов потребовал из закрытой церкви греческого монастыря весь инвентарь для оборудования рабочих клубов авиационного и оружейного заводов, а церковные стекла - для заводских казарм. Хоральная синагога была превращена в никому не нужный клуб национальных меньшинств, который через несколько месяцев перестал существовать. В декабре 1928 года церковь св.Михаила была разобрана, а из ее кирпича начали возводить клуб металлистов имени Сталина. Успенский знаменитый собор снесли под строительство театра, кото­рое не начато до сих пор. Предметы культа греческого монастыря и Михайловской церкви, на месте которой сейчас стоит таганрогский молокозавод, передали в красный уголок местной милиции. Масштабы антибожного движения приняли устрашающий характер.

В Ростове и Нахичевани-на-Дону до 1917 года было 15 православных храмов, не считая церквей при учебных заведениях, больницах, богадельнях. Кроме того, в этих городах имелись: 1 старообрядческая церковь, 1 греческая, 2 синагоги, 2 еврейских молитвенных дома, 8 армянских храмов, 1 костел, 1 кирха, 1 мечеть и молельные дома баптистов, адвентистов, пятидесятников.

Греческая церковь в Ростове. Арх. Г. Н. Васильев
Греческая церковь в Ростове. Арх. Г. Н. Васильев

Когда в 1932 году 15 мая в СССР была провозглашена пятилетка атеизма, началось массовое разрушение храмов, и большая часть перечисленных культовых зданий была либо стерта с лица земли, либо до неузнаваемости перестроена. Например, хоральная еврейская синагога на ул. Баумана была превращена в областной кожно-венерологический диспансер и в этой роли функционирует до сих пор. В нашей области известен только один случай превращения культовых зданий в культурный центр: таганрогская католическая церковь Святейшего Сердца Иисуса на нынешней ул. Фрунзе, построенная еще в 1812 году, в 1933 году была перестроена под городскую детскую библиотеку им. Максима Горького.

Господь и его земные слуги должны были быть ликвидированы к 1.05.37. Возглавил это "важное дело" Емельян Ярославский (Губельман). Пятилетка атеизма - это третий "крестовый поход" большевизма на церковь, наиболее разрушительный в сфере архитектуры. Особенно интенсивно церкви разрушались в казачьих станицах, где они олицетворяли веру Богу и Отечеству. В казачьей столице - Новочеркасске из полутора десятков храмов к 1940 году осталось только 6.

В годы Великой Отечественной войны православная церковь внесла в фонд обороны страны 200 миллионов рублей. На ее средства были построены танковая дивизия имени Дмитрия Донского и авиационная эскадрилья имени Александра Невского. Весной 1944 года около 20 священников Центра России были награждены медалью "За оборону Москвы", а в октябре 1943 года группа ленинградского духовенства была награждена медалью "За оборону Ленинграда". В их числе был и митрополит Алексей Симанский, переживший блокаду и собравший 13 миллионов рублей в фонд обороны страны.

Несмотря даже на официальное признание заслуг церкви перед нацией и государством, в послевоенный период начался последний, четвертый этап ее уничтожения. С 1959 по 1965 год в России было закрыто почти 12 тысяч храмов, в том числе храм Александра Невского в Новочеркасске в 1961 году, та­тарская мечеть в Ростове - в 1963 году. Именно в этот период греческая церковь в Ростове перестроена под кукольный театр.

И хотя большую часть разрушенных храмов мы уже никогда не увидим, с точки зрения художественно-исторической мы должны знать эти шедевры.

Храм Успения Пресвятой Богородицы в Таганроге - старейшина из исчезнувших навсегда. Его обычно называли Успенским собором. Вначале он был деревянным, и в отличие от других в Таганроге он был возведен не на территории крепости, а за ее пределами, на Торговой (ныне Октябрьской) площади. Описание его не сохранилось, но известно, что через два десятка лет он сильно обветшал и был разобран. Храм, построенный на пожертвования горожан (сбор средств шел с 1780 по 1789 год), просуществовал всего лишь с 1790 по 1828 год. Это был третий в городе храм после Архангело-Михайловской (бывшей Троицкой) и Никольской церквей. Во время пребывания в Таганроге в 1818 и в 1825 гг. его неоднократно посещал Александр I.

Успенский собор в Таганроге
Успенский собор в Таганроге

Расцвет торговли в Таганроге способствовал усиленному росту и населения, и самого города. Деревянный храм казался горожанам недостаточно красивым и престижным среди богатых жилых каменных построек. Поэтому в 1808 году по инициативе градоначальника барона Б. Б. Кампенгаузена город обратился к правительству о ссуде в 90 тысяч рублей на возведение каменного храма, но в просьбе было отказано. При новом градоначальнике генерал-майоре П. А. Папкове начался сбор средств от частных лиц и государственных учреждений. Деньги жертвовали не только таганрожцы, но и жители других городов Юга России.

Проектная документация была разработана петербургским профессором архитектуры А. И. Мельниковым. Строительство началось в 1814 году и продвигалось очень медленно. Небольшую дополнительную помощь в деньгах получали строители от двух лавок, которые открыл в 1821 году на собственные средства староста Гусачев.

Первоначально храм и колокольню построили отдельно. Это было редкий в России собор, почти все пространство которого помещалось под куполом большого пролета, т.к. он был одноглавым. Основные идеи этого памятника архитектуры воплощены в дальнейшем архитектором К. А. Тоном при проектировании для Москвы храма Христа Спасителя, задуманного как триумфальный мемориал в честь победы в Отечественной войне 1812-1814 гг.

В 1828 году купол, наконец-то, был сведен, а 3 ноября 1829 года, на пятнадцатом году строительных работ храм был освящен протоиереем Друзякиным, и в нем начались богослужения. Стараниями жителя города подполковника Македонского, отличившегося при осаде Таганрога в 1855 году, и богатого купца Е. И. Кобылкина в 1859 году на соборе установлены часы, которые староста В. Н. Третьяков заменил на новые через 10 лет.

Широко раскинутый купол делал храм объемным, светлым, с великолепной акустикой. Интерьер был роскошным: богатые иконы, выдающиеся произведения живописи, позолоченные атрибуты культа, таинственное мерцание свечей в канделябрах, украшенных драгоценными камнями...

Впоследствии храм подвергался значительным перестройкам. Архитектор А. И. Мельников в 1863 году представил два проекта на пристройку двух приделов и трехярусной колокольни. Один из них, предусматривающий окружение купола кокошниками, был утвержден Главным управлением в Петербурге 14 марта 1863 года. Староста храма В. Н. Третьяков в честь своего дяди, бывшего старосты Гавриила Яншина, пожертвовал на перестройку 10 тысяч рублей. В 1867 году строительные работы были завершены; вокруг собора появилась изящная металлическая ограда. На колокольне во всей красе висел новый колокол, так как прежний, отлитый еще в 1854 году стараниями старосты Г. Яншина, при снятии во время реконструции собора упал и раскололся. Вес нового колокола составлял 600 пудов, а колокольного языка - 25 пудов.

При соборе причтом в 1874 году было организовано благотворительное общество-братство, в работе которого активное участие принимали градоначальник П. П. Максутов, о. Спиридон Желткевич, настоятель Федор Покровский, обучавший А. П. Чехова в гимназии закону Божьему, многие влиятельные и богатые прихожане, простые граждане города.

В храме Успения Пресвятой Богородицы 14 августа 1963 года побывал сын Александра II Николай Александрович, в 1870 году проездом в Новочеркасск по случаю 300-летия Войска Донского - наследник престола Александр III, 12 августа 1872 года - следуя из Керчи в Новочеркасск Александр II со своими малолетними сыновьями Сергеем и Павлом и великой княгиней Марией Александровной, его дочерью.

В этом храме 20 октября 1854 года сочетались браком родители А.П.Чехова, а сам будущий писатель здесь же был окрещен 27 января 1860 года.

В этом храме в 1882 году отпевали пятнадцатого градоначальника Таганрога 57-летнего контр-адмирала князя П. П. Максутова, причастного к "Делу Вальяно"; в 1890 году - отставного генерал-лейтенанта Н. И. Краснова, выдающегося историка Донского Казачества, участника защиты Таганрога в 1855-1856 гг.; в 1915 году - врача П. М. Шедеви, прототипа доктора Старцева в рассказе А. П. Чехова "Ионыч"; в 1917 году - дворянина М. К. Гобято, дяди изобретателя миномета Л. Н. Гобято. Еще раньше, в 1909 году здесь же состоялась гражданская панахида по случаю смерти известного предпринимателя Я.С.Полякова.

Семье Чеховых этот храм был особенно близок и дорог. Помимо упомянутых выше гражданских акций здесь состоялось отпевание дочери Александра Павловича Чехова, жены дяди писателя Митрофана Егоровича Чехова. А отец писателя, Павел Егорович, при этом храме много лет руководил хором.

В стенах храма совершали обряды в отношении членов семьи известной фамилии Алфераки, родственников известного русского мореплавателя Ивана Федоровича Крузенштерна, музыканта Валериана Гаэтановича Молла, потомков купца Герасима Депальдо и других.

Тяжелые времена для собора наступили в советское время. В 1922 году в доход государства были изъяты все церковные ценности, в том числе серебряные ризы и иконы в количестве 75 штук, царские врата с престолом, весом серебра около 10 пудов, золотые изделия и драгоценные камни. Как свидетельствует очевидец - выдающийся историк П. П. Филевский, "... такие люди, как Филипенко, снимая серебряные оклады, тут же топтали их ногами, входили в алтарь в шапках, клали револьверы на престол". Грабители в кожаных куртках и брюках-голифе не пощадили даже серебряный ковчег, хотя прихожане в качестве компенсации принесли из дому все имевшееся у них столовое серебро.

Постановлением местных властей в 1931 году был запрещен колокольный звон. К 1934 году завершилось снятие колоколов и сдача их на переплавку. Собор был превращен в склад для зерна. В 1936 году начали снимать металлическую кровлю, чтобы воспользоваться золотом позолоченных глав. В 1938 году не без помощи взрывчатки храм был уничтожен.

Церковь во имя Святой Троицы (так называемая "Троицкая") - самая древняя в Таганроге. Она начала действовать через год после основания города, уже 1 сентября 1699 года, обслуживая гарнизон крепости. Она была в то время единственной, и ее звали "соборной", то есть, главной.

Троицкая церковь в Таганроге
Троицкая церковь в Таганроге

Когда по Прутскому договору Россия была вынуждена оставить Таганрог, деревянную церковь разобрали и бережно по частям перевезли в Бахмут (ныне Артемовск Донецкой области), где и поставили у крепостных ворот.

После возвращения Таганрога России епископ Воронежский Тихон дал согласие на возведение в городе храма о трех престолах: святой Троицы, святых апостолов Петра и Павла и великомученицы Екатерины. Из-за недостатка средств храм построен не был, и Дежидерос, комендант города, предложил воз­вести на скорую руку храм попроще. Выполнили его на столбах, обшитых досками и покрытых лубком.

Церковь была рассчитана всего на 200 человек, и вскоре в быстро растущем городе стала тесной. В 1782 году комендант Касперов, получив поддержку со стороны офицеров крепости, решил построить новую деревянную церковь на каменном фундаменте. В этом же году, 14 октября ее закладку произвел Новороссийский протоиерей Иоанн Андреев. В 1785 году строительные работы были завершены, церковь освятили и объявили соборной. Она получила новое название - Архангело-Михайловской.

С 1798 года церковь стали называть Ружной и Батальонной Архангело-Михайловской. По свидетельству П. П. Филевского, в ней находились четыре замечательные иконы, писанные по-византийски, отделанные стеклярусом. Одна из них - небольшая, круглая, с изображением Казанской Божьей Матери, была подарена Екатериной II.

Во время обороны Таганрога в 1855 году церковь, находящаяся на хорошо обозримом со стороны моря участке мыса, понесла сильные повреждения. Внутри нее даже разорвалась бомба. Поэтому ее староста Афанасий Белов высказал предложение построить новый храм во имя того же святого, но в другом месте - у Ярмарочной площади, что и было сделано к 1877 году (на месте нынешнего таганрогского молокозавода). Ружную церковь закрыли, а ее утварь перенесли в новую.

Все это вызвало грустные настроения у тех прихожан, которые постоянно бывали в Ружной церкви, были в ней крещены, обвенчаны. Старики под сенью Архангела Михаила вырастили своих детей, постоянно слушали церковное пение под нежную симфонию моря, под дребезжащий звон старого колокола. Помня и то, что Ружная церковь стояла на месте Троицкой, построенной при Петре I, прихожане возбудили ходатайство о сохранении старой церкви и возрождении ее древнего названия - Троицкой. Городской голова Н. П. Джурич поддержал просьбу сограждан и вместе с городским управлением поднял вопрос о сохранении деревянной церкви как исторического памятника. Святейший Синод 23 июня 1879 года удовлетворил это ходатайство и разрешил продолжение богослужения в старом церковном здании.

На собранные прихожанами пожертвования в размере 30 тысяч рублей к 1884 году перестройка Троицкой церкви была завершена, и ее прежняя утварь из Михайловской церкви возвращена. При церкви начала функционировать небольшая церковно-приходская школа. Приход церкви был относительно небольшой, в основном состоял из матросов, штурманов, солдат гарнизона и жителей ближайших кварталов.

В Троицкой церкви крестил своих детей городской врач и городской голова П. Ф. Йорданов; при этом крестной была Елена Марковна Лакиер, правнучка Ивана Андреевича Варваци. Здесь же совершали бракосочетание и крестили своих сыновей потомки Герасима Депальдо и протоиерея Федора Покровского.

В 1922 году церковная утварь была реквизирована советами, в том числе 20 икон, 8 лампад, венчик с восемью золотыми сияниями, золотой крест и драгоценные камни. В 1930 году церковь была закрыта и превращена в кооперативный рынок, потом отдана под кроватную мастерскую, а позднее - совсем разрушена.

Эта церковь, хотя и не отличалась сколько-нибудь художественными достоинствами, несла в то же время большую градостроительную нагрузку: она "держала" силуэт города со стороны моря, гак как была видна отовсюду. По мнению искусствоведа института "Спецпроектреставрация" В. Решетникова, это тот случай, когда градоформирующая роль памятника служит достаточным основанием для его воссоздания.

Греческая церковь во имя царя Константина и его матери Елены в Таганроге имела довольно богатую предисторию. С целью оградить побережье Азовского и Черного морей от набегов турок, Екатерина II после воссоединения побережья с Россией решила создать в районе греческого архипелага сильный флот. Командующий эскадрой Алексей Орлов обратился к народам Эллады с призывом "восстать всем до единого для уничтожения врага христианского". Греки, более трехсот лет находившиеся под властью турок, откликнулись на этот призыв и сотней своих небольших судов пополнили русский флот. В 1770 году турецкий флот в битве при Чесме был полностью уничтожен. Опасаясь эскалации войны и дальнейшей мести, многие греки пожелали переселиться в Россию. Екатерина II предоставила им при этом большие привилегии. Комендант таганрогской крепости Дежидерос с 1775 года для прибывающих в город греков выделил участок земли, на котором в дальнейшем сформировались две улицы: Греческая и Мало-Греческая.

Греческая церковь во имя Константина и Елены
Греческая церковь во имя Константина и Елены

Для удовлетворения духовных запросов греческого населения, составлявшего в то время десять процентов от всего городского, в Таганрог прибыл греческий иеромонах Герасим Белут. Ему было разрешено поочередно с русскими вести в Троицкой церкви богослужение на греческом языке, что представляло определенные неудобства. Поэтому в 1778 году греки возбудили ходатайство о строительстве своей, греческой церкви, и оно было удовлетворено. На собранные местным населением средства церковь была построена к концу 1781 года, а ее освящение состоялось 13 марта 1782 г. Константин, во имя которого построен храм, - первый римский христианский император. Деревянная церковь размещалась на месте дома № 54 на нынешней улице Греческой.

В связи с обветшалостью здания через четверть века греки пожелали построить новое, каменное здание. По их просьбе градоначальник Б. Б. Кампенгаузен доставил из Петербурга чертежи Софийской церкви. При "ощутимой помощи" И. А. Варваци в 1809 году новый храм был заложен. Отстроенная вскоре церковь была удивительно красива не только своим классическим экстерьером, но и внутренним убранством. Среди всего прочего в ней были две большие иконы - святого Христофора чистейшего византийского письма и Георгия Победоносца, обе в рамах, выполненных в стиле рококо. Был и удивительный по звучанию колокол, которым в 1825 году, проживая много месяцев в Таганроге, наслаждалась супруга Александра I Елизавета Алексеевна. Покидая город в 1826 году, она пожертвовала церкви на устройство иконостаса и утварь тысячу рублей.

Старую церковь разобрали и в 1830 году продали крестьянам одного из сел Бахмутского уезда, где она сгорела при пожаре.

Константино-Еленинская церковь в 1855 году была местом, где за церковной оградой рота русских солдат под командованием подполковника Македонского встретила неприятельский отряд английских моряков и штыковой атакой сбросила их вниз, под обрыв.

При греческой церкви находилась и греческая школа, сохранившаяся до сих пор. В ней начинал свое образование А. П. Чехов.

Среди прихожан церкви многие были людьми богатыми, именитыми. Это были купцы, предприниматели - дети и внуки моряков, участвовавших в битве при Чесме и обласканных русским правительством. Это и Варваци Иван Андреевич, который только в городах России пожертвовал около одного миллиона на строительство храмов, мостов и каналов. Это и приглашенный из Италии Иосиф-Цезарь Гаэтано Молла, создавший в Таганроге оперный хор; и подаривший городу больницу Красного Креста на Греческой улице Э. П. Алафузов; и городской голова Ахиллес Николаевич Алфераки, крестивший здесь своего сына; и Марк Спиридонович Магула, один из первых купцов города; и городской голова П. Ф. Йорданов, зарегистрировавший в греческой церкви свой брак с Марией Александровной Лакиер; и содержатель экспортной конторы Д. А. Неграпонте, скупивший в свое время "алферакинский квартал"; и владелец паровой макаронной фабрики и вальцовой мельницы А. Д. Номикос; и династия Хандриных, которая вела мануфактурную торговлю, занималась благотворительной и общественной деятельностью; и Ф. Д. Котопули, помощник директора Общественного банка, автор одной из глав "Памятной книжки таганрогского градоначальства за 1865 год"; и династия Скараманга, владельцы таганрогского кожзавода, кирпичного завода, а в Бахмуте - земляных разработок. Наконец, нельзя не вспомнить, что в 1896 в этом храме у гроба своего отца, Марка Афанасьевича Вальяно, главного действующего лица на весь мир нашумевшего "Дела Вальяно", стояли его сыновья.

В годы гражданской войны Таганрог стал как бы малым трамплином для русской интеллигенции, которая навсегда покидала Родину и старалась попасть в церковь, где в то время пел великолепный хор. Был среди них и генерал А. И. Деникин.

В советское время из греческой церкви были изъяты 46 икон с серебряными окладами, 18 серебряных лампад, 17 бриллиантов, 6 алмазов, 1 изумруд и 37 золотых изделий. Разрушить эту церковь большевики долго не решались, считая ее по своей непросвещенности иностранной. Но роковой час пришел: 16 июня 1938 года началась ее разборка. Процесс длился долго - слишком добротно она была сложена, да и Отечественная война помешала. Долго таганрожцы видели полуразрушенную колокольню, пока, наконец, по приказу секретаря горкома партии Зубрицкого в 1956 году на ее месте заложили убогую пятиэтажную жилую "коробку".

Церковь святого Митрофания в Таганроге была воздвигнута по инициативе жителей Митрофановской и Кампенгаузенской улиц, а сама идея возникла еще в 1825 у Александра I при посещении им этих мест. В 1833 году был создан попечительский совет из инициативных граждан, и они обратились к градоначальнику города барону О.Р.Франку за разрешением о постройке храма во имя Преображения Господня и с престолом во имя вновь явленного святого Митрофания, бывшего воронежского епископа, в епархии которого при Петре I состоял и город Таганрог. Было получено и разрешение от Синода.

Церковь св. Митрофания в Таганроге
Церковь св. Митрофания в Таганроге

Однако строительные работы по разным причинам велись очень медленно, смещалось даже место фундамента. Лишь в 1864 году градоначальник М. А. Лавров довел до сведения городскую думу, что окончательный план новой церкви готов, и что для производства работ рекомендуются местные архитекторы Трусов и Фирсов. Этот проект немного раньше, 20 июня 1863 года, был Высочайше утвержден в Царском Селе.

Девятого мая 1864 года после богослужения в Успенском соборе под звон колоколов масса народу крестным ходом направилась на Александровскую (ныне Красную) площадь для закладки храма. Несмотря на постоянно ощущающийся дефицит средств, строительство велось довольно быстро, и в конце 1866 года начались работы по оформлению интерьера. Большую помощь при этом оказал староста Успенского собора В. Н. Третьяков, пожертвовавший иконостас, ранее установленный в одном из приделов собора.

К декабрю 1867 года шестиглавый храм, построенный в стиле классицизма со шлемовидными куполами, был освящен; 18 декабря начались регулярные богослужения. При храме было открыто церковноприходское училище. Правда, шестая глава храма - колокольня была пристроена позднее, после 1892 года, благодаря стараниями церковного старосты Е. В. Титова.

В этом храме постоянно бывал заслуженный преподаватель, учитель греческого языка местной гимназии И. О. Урбан; 19 мая 1891 года здесь крестил своего сына Евгения легендарный Петр Петрович Шмидт; посещал церковь причастный к "Делу Вальяно" купец Чуле; в апреле 1897 года здесь сочетался браком будущий издатель "Таганрогского вестника" К. Д. Чумаченко; бывала постоянно и семья скромного чиновника И. И. Блонского, отца семи образованнейших дочерей, в том числе и художницы Серафимы Иасоновны, создавшей целую галерею картин таганрогской жизни; в Митрофаниевской церкви постоянно бывал и крестил в ней своих детей Михаил Ильич Жеребцов, при погребении которого в 1893 году протоиерей Федор Покровский произнес: "... он принадлежал к разряду тех русских людей, которые долгое время служили честью и украшением не только нашего разноплеменного города, но и целого Приазовского края".

Наконец, в этой церкви регулярно бывал подросток Антон Чехов, описавший одну из наблюдаемых в храме сцен в рассказе "Канитель".

В 1922 году из Митрофаниевской церкви были изъяты 31 серебряная икона с ризами, 5 лампадок, 2 кадила и одна чаша чистого серебра, а также цепи и другие изделия из золота; 8 июня 1934 года городской совет принял решение о сносе церкви; 17 апреля 1933 года храм был закрыт, в нем разместилась артель "Труд слепых", но требовалась площадь якобы под строительство театра. В 1936 году церковь была снесена, и на ее месте устроили торговые ряды "Нового базара".

Католический мужской Александро-Невский Иерусалимский греческий монастырь в Таганроге был построен богатым негоциантом Иваном Андреевичем Варваци. Строительные работы начались в 1809 году. Тот факт, что император Александр I не рекомендовал собирать средства с католического населения, а позволил использовать средства общего строительного капитала, как бы подтверждает смутную догадку о симпатиях Благословенного к католической вере. Злые обыватели считали, что И. А. Варваци, построив храм на свои средства, хочет замолить грехи своей пиратской молодости. На самом же деле он был членом тайного общества "Филики Этерия", ставившего своей целью освобождение Греции от турок.

Александро-Невский Иерусалимский греческий монастырь в Таганроге
Александро-Невский Иерусалимский греческий монастырь в Таганроге

Под видом монастыря Варваци (подлинная его фамилия Леонтидис, прозвище - Варвакис) создал убежище для греческих патриотов, вынужденных покинуть родину. Кстати, в Афинах есть мраморный памятник И. А. Варваци и военно-морское училище его имени. После его отъезда из России в 1824 году монастырь превратился в обычное религиозное учреждение.

Полукруглый фасад этого здания подковой охватывал Монастырскую (ныне - Банковскую) площадь с восточной стороны. В нем были десятки тесных, с одним окном келий, где по двое-трое жили простые монахи. Более комфортабельные помещения предназначались для священников.

Богатым убранством славилась монастырская церковь. Когда в ноябре 1825 года в Таганроге скончался император Александр I, его набальзамированное тело более месяца находилось в ней на катафалке под роскошным балдахином. Только после подавления восстания декабристов гроб с телом государя отправили в Петербург. Сердце же императора и все внутренности были после бальзамирования похоронены на территории монастыря.

Здание монастырской церкви было построено в классическом стиле, с греческим порталом, оштукатуренными белыми стенами. Фронтон поддерживали огромные колонны. В этом храме, будучи гимназистом, несколько лет подряд пел раннюю обедню в хоре, организованном отцом, Антон Чехов. По воспоминаниям брата писателя Александра, Антона "гоняли сюда каждый год 19 ноября, в день смерти Александра I, на панихиду".

В 1923 году монастырь был закрыт. Здание его как памятник классической архитектуры представляло художественную ценность и было взято на учет Главнаукой. В мае 1928 года газета "Красное знамя" писала: "Зданию бывшего греческого монастыря угрожает обвал... Стены имеют вертикальные трещины... Имеется сильный наклон колокольни".

Существует мнение, что это была ложная информация, целью которой было смягчить реакцию населения на снос церкви. И ее разобрали, а на том же месте в 1930 году началось строительство четырехэтажного жилого дома. До наших дней сохранилось лишь одно крыло бывших монастырских келий, превращенное в коммунальный жилой дом. Он числится за номером 21 по бывшему Варвациевскому (ныне Лермонтовскому) переулку.

Описание греческого монастыря можно найти в повести писателя И. Д. Василенко "Жизнь и приключения Заморыша" и в рассказе С. Званцева "Консул республики Эквадор".

Покровская соборная церковь в Ростове появилась в 1762 году, когда ее перенесли сюда из расфор­мированной Аннинской крепости. Западнее церкви, расположенной на центральной крепостной площади в форпосте Димитрия Ростовского, еще долго сохранялись дом коменданта и здание школы кантонистов, то есть солдатских сыновей.

К началу 1780-х годов первая деревянная церковь сильно обветшала, и по ходатайству обер-коменданта крепости генерал-майора Семена Гурьева было начато возведение нового храма на каменном фундаменте. Строился он из добротного соснового леса, имел трапезную и колокольню с часами на верхнем ярусе. Церковь была торжественно освящена 29 сентября 1784 года. Ее прихожанами стали и солдаты, и князья, и офицеры, и жители местных торговых слобод. Старожилы рассказывают слышанную от дедов легенду о том, как на клиросе Покровской церкви вторил хору генерал-поручик А. В. Суворов.

Эта деревянная церковь простояла чуть более века. В 1897 году немного западнее началось по проекту арх. В. А. Покровского строительство нового кирпичного храма (кстати, этот архитектор был известен в Петербурге и Нижнем Новгороде. Он построил в древнерусском стиле Нижегородский банк). По другим же сведениям, например, А. Ильина, каменный храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы построен по проекту гражданского инженера Н. М. Соколова. Он же руководил производством строительных работ. Мы думаем, что будучи чистым историком, а не архитектором, А. Ильин мог ошибиться, видя на строительной площадке только основного производителя работ. Анализ художественного наследия архитектора В. А. Покровского и образа ростовского храма дает нам достаточные основания для такого предположения. Работы велись шесть лет, и в 1903 году Новопокровская церковь была освящена. Теперь она имела три престола: во имя Покрова Святой Богородицы, во имя святителя Димитрия Ростовского и во имя великомученика Георгия Победоносца. Рядом располагалось кладбище, на котором сохранялись могилы времен существования крепости.

Новопокровскую церковь возвели в эклектичном духе: это было воспроизведение элементов древнерусского зодчества. Экспрессионистически были утрированы мотивы, восходящие к прообразам XVI-XVII веков. Главный объем храма завершался световым барабаном со шлемовидным куполом. Два примыкающих придела были увенчаны шатровыми покрытиями с главками. В силуэте храма доминировала трехъярусная колокольня с высоким шестигранным шатром. Оригинальными были крылечки и башенки по углам, увенчанные луковичными главками. Многочисленный кирпичный декор включал кокошники, колонки, пояски, сдвоенные колонки с капителями-кубышками, декоративные щипцы, разнообразные крестовые вставки.

Новопокровская церковь в Ростове
Новопокровская церковь в Ростове

Архитектор-реставратор Л. Ф. Волошинова предполагает, что такой облик церкви был наиболее мил сердцу Георгия Гавриловича Пустовойтова, на средства которого построен храм. Купец, домо- и судовладелец, владелец миллионов, Г. Г. Пустовойтов избрал проверенный способ вложения своих капиталов - в каменную летопись города.

Новопокровская церковь простояла всего двадцать пять лет. Ее начали разбирать, как и другие церкви Ростова, в 20-е годы. А в 30-е на ее месте появился памятник Кирову.

Собор Александра Невского в Ростове был заложен в 1891 году как памятник избавления царя Александра II от покушения на его жизнь в 1866 и 1867 годах. Автором проекта в стиле ампир стал академик архитектуры А. А. Ященко, уже известный но новочеркасскому собору. Здесь повторяется случай с автором проекта, как и у Новопокровской церкви: историк А. Ильин приписывает проект Александро-Невского собора архитектору Солнцеву. Однако даже неопытный глаз сразу улавливает общие черты в образе ростовского Александро-Невского и новочеркасского Вознесенского соборов. Авторство А. А. Ященко в обоих случаях несомненно. Зодчему не суждено было увидеть воплощение и этого храма, так как он был построен лишь через пять лет после смерти великого архитектора.

Собор Александра Невского в Ростове
Собор Александра Невского в Ростове

Еще ранее, в 1875 г., на этом месте была заложена, а к 1878 г. по проекту арх. С. Загоскина построена деревянная церковь. Но затем было решено возвести капитальную церковь.

Пятиглавый монументальный храм площадью 250 квадратных сажен с доминирующим шлемовидным куполом на высоком световом барабане был самым большим культовым сооружением Ростова. Его кирпичный декор повторял архитектурные черты русского зодчества XVII века: архивольты, архитектурные пояса, порталы, небольшие колонны с капителями-кубышками. Среди добровольных жертвователей средств на возведение храма следует в первую очередь назвать А. М. Ильина, который отличался приверженностью к просветительству и находил немало сторонников среди людей своего круга. Именно он стал одним из основателей Ростовского Общества истории, древностей и природы. Именно он является автором книги "История Ростова-на-Дону", он возглавлял исторический отдел городского музея. Жертвуя десятки тысяч рублей на строительство храма Александра Невского, Ильин не просто "спасал душу", а оставлял о себе память в великих произведениях архитектуры.

Новый собор был трехпрестольный: во имя Александра Невского и святых великомучеников исцелителя Пантелеймона и митрополита Киевского Петра. Пол в храме был мозаичный, иконостасы и престолы - мраморные, изготовленные ростовской фирмой Тонетти.

Старожилы вспоминают богатое убранство интерьеров храма: росписи стен и сводов были выполнены по эскизам братьев Васнецовых. Богатой отделкой выделялся многоярусный иконостас храма.

Вокруг собора разбили сквер из канадских тополей, а старую деревянную церковь в разобранном виде перевезли на Братское кладбище, но возвели ее во имя другого святого.

В 1929 году началась разборка Александро-Невского храма, что мотивировалось намечающимся строительством Дома советов, а соседство таких разнохарактерных зданий считалось недопустимым. Верхняя часть церкви была взорвана, а разборку стен осуществляли студенты, рабочие, служащие - ослепленные рекруты "безбожной пятилетки".

В настоящее время на месте утраченного храма - памятник тем, кто утверждал в Ростове власть большевиков, а самой площади присвоено название Советская. Хотелось бы верить, пока еще.

И еще одна деталь. Храм Александра Невского, вмещающий 1500 прихожан одновременно, строился как собор, но собором никогда не был. Это была соборная церковь.

Троицкая церковь в Новочеркасске - одна из старейших на Дону. Она была воздвигнута на одноименной площади в 1810 году. Вначале, как и все церкви в городе, она была деревянной. В 1856 году вместо нее по проекту арх. Фомина была возведена новая, каменная. Учитывая доминирующее положение над окружающей застройкой благодаря наивысшей отметке рельефа, эта церковь должна была составить единый ансамбль с Триумфальной аркой и зданием арсенала. Естественно, что архитектор, проектировавший храм, обратился к классическим формам. Церковь не сохранилась, но судя по фотографиям, имела довольно стройные пропорции и великолепно замыкала перспективу пяти улиц, сходившихся на площади. Старожилы Новочеркасска утверждают, что именно в этом храме венчался Мариус Петипа.

Троицкая церковь в Новочеркасске, замыкающая перспективу проспекта Ермака
Троицкая церковь в Новочеркасске, замыкающая перспективу проспекта Ермака

При церкви была приходская школа. Это здание сохранилось: до последних лет на двух его этажах размещался трест "Новочеркасскстрой". Разборка церкви началась в конце 20-х годов; на ее месте сейчас разбит сквер и установлен памятник казакам-большевикам Ф. Подтелкову и М. Кривошлыкову.

Находясь на высокой точке, Троицкая церковь во многом формировала образ северо-восточной части города. Не поддержанные теперь этим важнейшим звеном, многие здания не оставляют впечатления архитектурного ансамбля, особенно при восприятии архитектурной пластики издали, со стороны поселка Хотунок.

Храм Григория Просветителя (Григория Лусаворича) в Нахичевани был построен в 1783-1807 годах по проекту известного русского архитектора И. Е. Старова. Это был крупнейший на Дону армянский храм. Главный западный вход и боковые двери были оформлены в классических традициях: треугольный фронтон поддерживали колонны дорического ордера, по карнизу всего здания - характерные сухарики, фасад был оштукатурен и выбелен, купола шлемовидные, трехярусную колокольню венчала цилиндрическая башенка с крестом. В художественном решении этого сооружения академик-архитектор И. Е. Старов использовал те же приемы, что и в облике храма Сурб-Хач: простоту и ясность форм, стройность, мягкость линий.

Храм Григория Просветителя в Нахичевани
Храм Григория Просветителя в Нахичевани

Храм был взорван в 1966 году, в день утверждения Общества охраны памятников (!?), потому что его крест создавал невыгодный фон установленному перед ним памятнику Марксу.

Петропавловский собор в Александровске-Грушевском (ныне г. Шахты) имел трагическую судьбу. Его история началась в 1854 году, когда в Грушевском горном поселении начали строительство деревянной однопрестольной церкви на средства углепромышленников. Она была освящена в 1861 году.

Петропавловский собор в Александровске-Грушевском
Петропавловский собор в Александровске-Грушевском

В 1895 на средства горожан начали возводить кирпичную Петропавловскую церковь. В 1899 строительные работы были завершены, а храм - освящен. Церковь была пятиглавой, имела два придела: во имя святого апостола Филиппа и Одигитриевский. Иконостас был выполнен из белого мрамора, трехъярусный, по образцу иконостаса Александро-Невской церкви в Новочеркасске. Самый большой колокол весил 6,4 тонны.

При храме действовали Общество трезвости и 3 учебных заведения, в библиотеке собора было несколько сот книг. Служба была ежедневной.

В 1922 году под предлогом "помощи голодающим" из собора было произведено изъятие церковных ценностей без соблюдения документальных формальностей, и мы уже никогда не узнаем, что же было экспроприировано. В следующем году храм по распоряжению пролетарских властей был закрыт. В связи с начавшимися по этому поводу народными волнениями на площади перед собором был открыт огонь. На другой день (25 сентября) служба возобновилась с условием регистрации устава соборной общины. Окончательно "по требованию трудящихся" собор был закрыт в конце 1929 года. Сохранилась опись изъятых остатков имущества: 600 книг, 261 икона, трехъярусный мраморный иконостас, 41 риза священника, 2 иконы с ценными камнями, 21 кг 395 г серебряного лома, 7 кг 420 г серебряных изделий, 33 г золотого лома.

В декабре 1929 года общественность города ставила вопрос о приспособлении здания под музей. Власти на это не пошли, и уже в следующем году собор был разрушен до основания. Спустя 8 лет на этом месте был воздвигнут памятник "вождю мирового пролетариата", который дал соответствующее название открывшейся площади и красуется на ней поныне.

Палестинская часовня в Таганроге - так чаще всего называли сооружение, находившееся на месте нынешних девятиэтажных домов №№ 29-31 на Историческом бульваре у порта. Это был приют для паломников-богомольцев, едущих в Святые места. Из Восточной России и с Кавказа добирались они сюда и ожидали корабли, которые могли их доставить в Севастополь или Одессу, а оттуда отправлялись дальше - в Афон или Палестину.

Палестинская часовня в Таганроге
Палестинская часовня в Таганроге

В 1882 году в Таганроге возникло православное Палестинское общество, одной из задач которого являлось оказание помощи паломникам. Возглавил это общество брат великого русского композитора Ипполит Ильич Чайковский. По словам историка П. Филевского, "благодаря усердию И.И. Чайковского были собраны необходимые средства и устроена... красивая часовня, украшенная внутри даром художника Айвазовского - прекрасною картиною "Хождение по водам". При часовне устроены приют, сад, которые представляют образец чистоты и благоустройства".

Приют был открыт в 1888 году, и в нем одновременно могли находиться на полном содержании и бесплатном медицинском обслуживании до 20 богомольцев.

В советское время поток паломников прекратился, приют был упразднен, дом превращен в "коммуналку", а потом разрушен. На его месте в конце 70-х годов появились высотные "шедевры" из серого силикатного кирпича.

Александровская часовня находилась неподалеку, напротив Воронцовского спуска, у сохранившихся остатков крепостного вала. Она была построена 1866 году на пожертвования таганрожцев "в ознаменование чудесного спасения жизни императора Александра II" во время покушения на него террориста Каракозова. Ежегодно, 4 апреля жители города совершали крестный ход к часовне из Успенского собора и благодарственный молебен. Сотни людей стояли на крепостном валу и у его подножия с зажженными свечами.

Часовня Александра Невского в Новочеркасске
Часовня Александра Невского в Новочеркасске

В обычные же дни часовня всегда была открыта и благодаря своему близкому расположению к порту постоянно посещалась прибывающими в порт моряками и торговцами. Славилась Александровская часовня редкой красоты лампадой-светильником, изготовленным в виде парусной лодочки из золота и украшенной драгоценными камнями. Это был дар местных рыбаков. Бывал в этой часовне и А. П. Чехов. В 1929 году часовня была разрушена, и сейчас на ее месте стоят жилые дома по ул. Греческой, 23-25.

Мемориальная часовня в честь Александра Невского в Новочеркасске была возведена в 1881 году на месте площадки перед нынешним универмагом в память о погибшем императоре Александре II. Эклектичное сооружение - яркое проявление древнерусского историзма в архитектуре. Часовню венчала башенка с позолоченной главой-луковицей и крестом. Как и большинство культовых сооружений, часовня была разрушена в начале 30-х годов.

Часовня на могиле старца Павла в таганрогском некрополе. О ней - особый рассказ. Павел Павлович Стожков почитался в городе за благочестие и пророчества и негласно причислен к лику святых. О нем писали и историк В.Я. Светлов, и историк П. П. Филевский, и даже А. П. Чехов упоминает о старце в рассказе "Ионыч". Родился старец в дворянской семье в Черниговской губернии в 1792 году, умер в Таганроге в 1879. О его жизни лучше всего сказано в стихотворении, приводимом в книге Ефимова И. С. "Старец Павел Таганрогский", изданной в Москве в 1911 году:

 Трепещет сердце мое грешное, 
 Душа моя полна грехов. 
 Влечет мечта меня нездешняя 
 В древний город Таганрог. 
 Там старец Павел подвизался, 
 Дела спасения творил, 
 Гоненьям сильных подвергался, 
 Обиды разные сносил. 
 За то Господь его десницею 
 Своей великой осенил, 
 И за смирение сторицею 
 Великим даром наделил. 
 Как в книгах, душах прибегающих 
 Он мысли разные читал. 
 В недугах тяжких изнывающих 
 Святой молитвой исцелял. 
 Он наделял нагих одеждою, 
 Во бога алчущих кормил. 
 Он окрылял святой надеждою 
 Упавших, жаждущих поил. 

Жил старец Павел на Депальдовском (ныне - Тургеневском) переулке, 88. Его отпевание совершил священник Шапошников в Николаевской церкви, а затем гроб за пять верст народ нес на руках до самого кладбища. По свидетельству старожилов, заборы и крыши домов на улицах, по которым пролегал последний путь старца, были усеяны народом. Историк П. Филевский так писал на страницах местной печати в 1911 году:

Старец Павел Таганрогский. Икона в интерьере церкви Всех Святых в Таганроге
Старец Павел Таганрогский. Икона в интерьере церкви Всех Святых в Таганроге

"Он был великий сердцевидец. Он проникал в душу человека, понимал ее и потому мог влиять на нее. Он не говорил с толпой, не влиял на нее, но говорил с каждым человеком отдельно по душе, близко принимал к сердцу то, чем болел его собеседник, и старался облегчить ему душу, потому к нему и шли больные душой из Таганрога, Синякки, Голодаевки, Ростова, Черкасска...".

На могиле старца была построена пятикупольная часовня. Под крестом, перевитым терновым венцом, была надпись:

"Здесь покоится прах Павла Павловича, целью жизни которого было облегчение страданий ближнего. Возлюбил он сирых, убогих, калек, недужных, нищих, слабых и несчастных и жизнь свою положил за них. Христос, Спаситель, Искупитель, возьми его в свою обитель".

Новая часовня на могиле старца Павла, возведенная в 1995 г.
Новая часовня на могиле старца Павла, возведенная в 1995 г.

Многие верят тому, что если придти на его могилу и помолиться, то все, о чем просишь, обязательно сбудется, если просьба, впрочем, будет благочестивого свойства. Трудно не верить этому: когда в 1892 году в городе началась холерная эпидемия, унесшая за короткое время 819 человек, горожане отслужили на могиле старца молебен, и холера сразу исчезла.

В 1925 году по решению городских властей часовня на могиле старца Павла "как очаг мракобесия" была разрушена, а все элементы благоустройства могильного участка стерты с лица земли. Тем не менее, на могилу старца в любую погоду круглый год не иссякал поток паломников. Сейчас на общественные средства на могиле старца Павла возведена новая часовенка, к сожалению, не повторившая прежних изящных форм.

В 1979 году, как это принято в подобных случаях, необходимо было сделать эксгумацию, т.е. вскрытие могилы. Если бы народ убедился, что тело старца нетленно, то мощи должны были бы перенести в ближайшую церковь Всех Святых, а сам старец был бы канонизирован, то есть, причислен к лику святых. К сожалению, 1979 год был еще годом воинствующего атеизма. Эксгумация сделана не была. Момент упущен. Поэтому поклонение могиле старца Павла, его символическим мощам - традиция полуофициальная. Тем не менее, в левом притворе церкви Всех Святых находится икона с изображением старца Павла, а Ростовская епархия возбудила ходатайство о его канонизации.

В этом разделе столько уже сказано о поруганной вере и разрушенных храмах, что слова уже набивают оскомину. Только от нашего негодования и слов не восстанавливаются залитые дождями фрески, обвалившиеся колокольни, крыши церквей и соборов, костелов и мечетей, синагог и кирх.

Разрушать - и то было нелегко. Возрождать же всегда трудно, особенно в нашем бедственном положении. Только если ждать, когда разбогатеем и снова станем на ноги, уже будет поздно. Наши предки, возрождая после нашествия врагов, пожаров, природных катаклизмов города и села, всегда начинали с храмов. И быстрее затягивались раны народные, и вера его вот уже 1000 лет жива.

Каркают в пустых глазницах соборов воронье... Как живется вам, люди, у порога разрушенных храмов? Под колокольный звон разжигали костер, бросая туда все подряд: иконы, церковные книги, утварь, а когда огонь достигал дубовых перекладин, колокол падал вниз, разбиваясь. Разбиваясь, он умолкал навеки. Ведь колокола не поддаются восстановлению. Стал ли кто-нибудь от этих вдребезги разбитых колоколов хоть немного счастливее?

Все предметы религиозного поклонения являются таковыми лишь до тех пор, пока религиозность есть в душе. А вот предметами живописного и ювелирного искусства они остаются всегда. Поэтому когда топтали иконы, боролись не с религией, а с культурой. Топтали не религиозное мракобесие, а этические и эстетические начала в человеке. Втаптывали в грязь духовность людей.

Названия племен, разрушивших Рим, - варвары, вандалы. Но ведь они разрушали чужое, им далекое и непонятное. А как назвать тех, кто разрушал свое родное, их дедами и прадедами созданное, их отцами свято почитаемое, их матерями любимое?

В романе Геннадия Семенихина "Новочеркасск" есть такой разговор с одним из строителей собора:

- Собор-то своими руками строишь, хоть Бога особенно и не почитаешь.

- Ну, знаешь, золотой мой земляк, мало ли что... Собор - дело иное. Он не только для верующих создается. Это же какое украшение города будет!.."

К сожалению, и в наши дни еще не все понимают, какое украшение для души и для города - каждое культовое или старинное здание.

Литература:

Волошинова Л. Утраченный храм // Утро, 1992, № 6.

Болошинова Л. Храм и памятник // Утро, 1992, № 74.

Гаврюшкин О. Церковь св. Митрофания // Таганрогский вестник, 1991, №23.

Гаврюшкин О. Греческая церковь // Таганрогский вестник, 1991, №№ 11, 12.

Гаврюшкин О. Троицкая церковь // Таганрогский вестник, 1991, №2.

Гаврюшкин О. Успенский собор // Таганрогский вестник, 1991, №№3, 4, 5, 6.

Горностаев В. Храм, которого нет с нами // Церковный вестник, 1993, № 8.

Ермаков А. Всей семьей по старому городу // Таганрогская правда, 1992, № 148.

Ефимов И. С. Старец Павел Таганрогский. - Ростов н/Д: Епархиальное изд-во 1994.

Киричек М. В окружении банков // Таганрогская правда, 1988, № 206.

Кулишов В. И. В Низовьях Дона. - М.: Искусство, 1987.

Светлов В.Я. Город Таганрог. - СПб: Изд-во Маркса, 1902.

Сергеев А. Что ты вьешься, черный ворон?// Скиф, 1991, № 4.

Сидоров В. Энциклопедия старого Ростова и Нахичевани-на-Дону. Т. 1, 2. - Ростов н/Д: Изд-во Донской публичной библиотеки,1994.

Филевский П. П. История города Таганрога. - М., 1898.

Цымбал А. Клятва в монастыре // Таганрогская правда, 1991, № 185.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Профессиональный семейный фотограф Москва denisevseevphoto.com.

© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru