Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

14. Архитектура - память народа

 Восстанавливая древние святыни, мы умножаем 
 чувство нашего национального достоинства, 
 национальной памяти. 

Леонид Леонов

Наша Родина - могучая держава. Необозримы и прекрасны ее просторы. Прекрасны ее люди. Но Россия замечательна еще и тем, что в течение своей многовековой истории она сохранила и донесла до наших дней бесчисленные творения далеких предков, воплотившие в себе несказанную красоту, труд многих и многих, часто безымянных и безвестных, но талантливых мастеров. Это и древние храмы, и чудесные напевы народных песен, и старые иконы, и произведения скульптуры.

Красота, воплощенная в памятниках русского национального искусства, питает самое священное для каждого человека чувство Родины. Эта красота - основа гордости за свое Отечество - величайшая сила, без которой невозможно формирование настоящего Человека. Для того чтобы любить свою Родину, надо знать, за что ее любить. Надо знать ее историю, знать героев и их великие подвиги, уметь ценить и понимать красоту, созданную и завещанную нам нашими славными предками. Без этого нельзя защитить Родину, если над нею снова соберутся тучи.

История - беспристрастный и строгий судья. В течение долгих веков у нее было достаточно времени, чтобы придирчиво отобрать и сохранить самое ценное и самое прекрасное из того, что было создано народом. И то, что история донесла до наших дней, все это сохранилось не случайно. Просто так, само по себе, ничего не сохраняется. Случайности бывают: творение мастера может погибнуть от пожара, войны, невежества, непонимания. Но то, что история сберегла, то, что отобрано веками, - величайшая ценность, данная нам в наследство. Это уже закономерность. Все бездарное, ремесленное, пошлое живет недолго; оно чуждо народу и без его поддержки, без его заботы отмирает. Прекрасное же вечно. Оно многолико и многообразно: память о великом подвиге или удивительное творение великого мастера.

Казалось бы, время неумолимо разрушает все. Забывается песня, распадаются листы древних рукописей и книг, разрушается дерево, даже каменные стены древних крепостей разрушаются временем, а нередко и злобой врага. Но почти нерушимо стоят древние соборы Киева и Новгорода. Много столетий пронеслись над стенами Московского Кремля. Неистовая злоба фашизма в тысячах разрушенных городов и селений уничтожила множество прекрасных памятников, бесценных произведений архитектуры. В предыдущих разделах читатель мог убедиться, что немало произведений архитектуры и скульптуры, особенно культовых памятников, уничтожили и большевики. Фашистские и красные идеологи считали, что уничтожив памятники, они навсегда вычеркнут из памяти народа веру в его духовные и исторические ценности, нравственное начало в человеке.

А ведь культурная и историческая роль культового зодчества никогда не исчерпывалась чисто религиозным содержанием. На протяжении многих веков это зодчество воплощало творческие начала национального интеллекта, его эстетические принципы и технические достижения. Вспомните историю с крестом на реставрируемой Александро-Невской церкви в Новочеркасске. Храм было разрешено восстановить не с крестом, а со шпилем. Но в архитектуре храма возвышающийся над ним крест имеет решающее значение. Даже люди, далекие от веры, но смыслящие в искусстве, видят, что памятник древнего зодчества, лишенный креста, утрачивает и свой художественный образ. Иконы, наполняющие храм, это не иллюстрация священных событий, не картины, не портреты, а своего рода окна в вечное, живая молитва, обращенная к Богу. При этом в первую очередь имеется в виду иконопись древнего склада, когда икона по молитвенной строгости выполнения, по аскетической одухотворенности была подлинной лестницей, ведущей в горние миры. В такой иконе колорит сосредоточивал дух созерцающего и молящегося, то радовал его, то настраивал покаянно, крайняя сжатость и суровость очертаний собирала дух человека и вела к одной цели, лик подвижника служил живым примером и запечатлевался в глубине души. Лики Спасителя, Божьей Матери прямо возносили к постижению, казалось бы, непостижимых тайн.

Простой народ всегда интуитивно понимал и высоко ценил духовное и нравственное начало в архитектуре, и, прежде всего - в памятниках культового зодчества. В этом нетрудно убедиться: как только в конце 80-х годов большевики ослабили гонения на церковь и чуть-чуть умерили свой воинствующий атеизм, всюду начали восстанавливаться старые и возводиться новые храмы. Если в 1985 году в границах бывшей коммунистической империи было 6806 действующих приходов, то в 1990 году их стало уже 11118. В нашей области за последние 5 лет построены новые храмы в Азовском районе, в Батайске, в Целине, строятся в Таганроге, в Сальске и в других городах и селах. И все строительные и реставрацион­ные работы ведутся без всякого субсидирования из государственной казны - только на народные средства. Уже говорилось о том, что проект реставрации церкви святого Николая в Таганроге институт Спецпроектреставрация разработал бесплатно. Но куда большие затраты требуются на производство строительных работ. И эти средства даже в наши трудные дни тоже находятся: их вносят не только бедные прихожане, в основном, старики и старушки, их вносят трудовые коллективы различных предприятий города.

Ограда у жилого дома №62 по ул. Греческой в Таганроге
Ограда у жилого дома №62 по ул. Греческой в Таганроге

Возрождается прекрасная русская традиция - добровольные пожертвования или меценатство. И не только русская. В истории нашей многонациональной культуры на Дону и в Приазовье меценатство было популярно у представителей всех народов. В этом наше богатство, наши нравственные ценности. Вспомним жительницу Нахичевани-на-Дону Акюлине Погосовну Аладжалян (урожд. Хатраян), на средства которой на городском армянском кладбище в память усекновения головы Иоанна Крестителя в 1875-1881 гг. построена церковь Сурб-Карапета (Иоанна Предтечи). Она сохранилась и поныне. В Таганроге и сейчас многие старожилы называют Тургеневский переулок Депальдовским. Грек Депальдо Герасим Федорович был купцом, но большую часть своей прибыли он тратил на благотворительные цели, на нужды города. О его деяниях лучше всего рассказывает эпитафия, высеченная на могиле возле церкви Всех Святых:

"Здесь в Бозе почивает, щедрость кто разлил... 
 Пострадавшим на море дом призрения открыл, 
 Храм Божий довершил, где прах почивает 
 И о грехах своих молитву воссылает. 
 Всех родных, приятелей снабдил, 
 Вдовам и сиротам по силам уделил. 
 Для блага Родины и искупленья пленных 
 Сто тысяч отложил на выкуп незабвенных. 
 Сожижденный и здесь улучшенный храм Константина 
 В поминовение и праотцов, и сына... 
 Напротив дома сход и ежегодно бедным 
 Давал он много, что братиям любезным.. 
 Сей обществу служил, свой век прожил с почтением 
 И ссоры примерял с любовью и смирением. 
 Так жил Депальдо, ему ты подражай, 
 И все дела свои с любовью, так как он, решай. 
 Хотя он рано кончил жизнь свою, 
 На тридцать пятом году, 
 Но добрых дел немало успел сделать 
 На своем веку!" 

Герасим Федорович Депальдо умер в 1823 году. Никакие потрясения общественной жизни не смогли вычеркнуть из памяти народа его добрые дела, воплощенные в камне: Каменная лестница, церковь Всех Святых - это лучшие ему памятники, построенные на его собственные средства.

Ограда у здания музыкальной школы им. П. И. Чайковского
Ограда у здания музыкальной школы им. П. И. Чайковского

Добрая память о жертвователях увековечана не только в храмах и инженерных сооружениях. Выше уже упоминалось, что первая богадельня в Таганроге построена на средства И. А. Варваци, единственный в Европе дом для моряков, потерпевших кораблекрушение, был построен в этом же городе на средства Г. Ф. Депальдо. А вот в Нахичевани на углу 25 линии и нынешней ул. Пролетарской (бывшей Успенской) купец 1 гильдии К. М. Попов построил первую городскую больницу. Точнее не построил, а просто в 1877 году отдал под больницу свой собственный дом. В нем было 6 комнат. В трех палатах разместили 12 коек. Правда, такая маленькая больница не могла удовлетворить нужды растущего города, но доброе начало было положено.

Милая сердцу ростовская старина (Соляной спуск)
Милая сердцу ростовская старина (Соляной спуск)

В 1888 году на Курско-Харьковско-Азовской железной дороге потерпел крушение царский поезд. Император не пострадал. В честь этого события городские власти Нахичевани решили построить новую больницу и назвать ее Мариинской в честь императрицы Марии Федоровны. Торжественное открытие больницы состоялось 8 июля 1892 года. Это здание сохранилось до сих пор и занято одним из отделений Ростовского онкологического института. Но и это здание не могло полностью удовлетворить медицинским потребностям крупного города. В 1906 году, как свидетельствует статистика, в здании, рассчитанном на 45 мест, находилось 120 больных, Введение в городе так называемого "больничного налога" ничего изменить не могло, так как собранные средства шли не на новое строительство, - а на содержание больных. Поэтому в 1904 году на территории больницы был построен еще один корпус - для детского отделения. Средства на строительство выделил почетный гражданин Нахичевани К. М. Попов. Этот корпус и поныне старожилы города называют корпусом Попова.

Больничный корпус, подаренный Нахичевани купцом К. М. Поповым
Больничный корпус, подаренный Нахичевани купцом К. М. Поповым

Конечно же, память народная живет не только в тех зданиях и сооружениях, которые построены на чьи-то пожертвования. Память народная - это и тончайший художественный вкус, проявившийся в строительстве жилых домов для самих себя. В этом отношении наш край удивительно богат. Архитектурное своеобразие наших мест высоко оценил и известный в России и за рубежом искусствовед Г. Лукомский, и писатель А. Роскин, который заметил, между прочим, что "Таганрог, считаясь провинцией, никогда не походил на Чухлому или Торжок." По его словам, это был "город-плагиат из новелл Грина, в чьей гавани хлопали флаги Греции и Англии, Испании и Турции. Панорама Таганрога была известна морякам всего мира". А панорама эта была действительно уникальна благодаря уникальным силуэтам жилых, общественных и культовых зданий.

Высотные акценты церквей в панораме Таганрога. Фотография с гравюры 1825 г.
Высотные акценты церквей в панораме Таганрога. Фотография с гравюры 1825 г.

Неповторим силуэт Новочеркасска. Даже сейчас, когда большая часть его храмов исчезла навсегда, его силуэт по-прежнему держит громада Войскового собора, и увиден этот город издали всего лишь один раз, запоминаешь его силуэт навсегда. Прав был писатель К. А. Тренев, писавший: "Я люблю Новочеркасск, в который я впервые приезжал подростком и с которым связаны светлые заветные чувства самой светлой поры... Любовь становится особенно острой, когда лишаешься предмета любви. Некогда высланный из Новочеркасска "для пользы службы", я многие годы потом остро и неизбывно тосковал по нему и по его степям, излагая эту тоску в художественных образах". Любовь к "камням родного города" чувствуется в каждой странице романа Геннадия Семенихина "Новочеркасск".

Панорама Новочеркасска со стороны тюремного замка. Видны Триумфальная арка и Михайловская церковь, XIX в.
Панорама Новочеркасска со стороны тюремного замка. Видны Триумфальная арка и Михайловская церковь, XIX в.

Таганрожцы узнают черты своего города во многих произведениях А. П. Чехова, И. Д. Василенко. Константин Паустовский описал мельчайшие детали таганрогской жизни и таганрогской архитектуры в романе "Романтики", в "Блистающих облаках", во многих рассказах, создав своеобразную сонату этому го­роду.

Ограда парка имени М. Горького в Таганроге
Ограда парка имени М. Горького в Таганроге

Беречь нужно не только старую, но и современную архитектуру. Посмотрите внимательно, подъезжая к Ростову со стороны Батайска, какой громадой высится этот город, как величественна его панорама, какое обилие зелени формирует среду обитания человека, как неповторимы его основные высотные акценты: белоснежный театр имени Горького, устремившаяся ввысь стрела института "Атомкотломаш", золоченый фасад гостиницы "Интурист", динамично взметнувшаяся линия строящегося музыкального театра, "отдыхающий на рейде" комплекс речного вокзала. Это ведь все уникально. Это все - только у нас.

Ворота дома №84 по ул. Греческой
Ворота дома №84 по ул. Греческой

Красоту надо искать не только в большом, но и в малом. Ее надо видеть весной в затопленной "донской Венеции" - Старочеркасске, в уникальных ансамблях древних донских станиц - Раздор, Пухляковки, Недвиговки, Вешенской - и даже в маленьких хуторах типа Рогожкино, Дугино. Это красота, созданная любящими руками, это тепло человеческих рук, в конце концов - это своеобразная аура нашего обитания.

Кованое крылечко по ул. Греческой в Таганроге
Кованое крылечко по ул. Греческой в Таганроге

Остановите бульдозер, осмеливающийся сносить остатки древних крепостей, красоту естественного ландшафта, произведение скульптуры (даже если она олицетворяет идеологию царизма или большевизма). Ведь это - наша история, память народная, и от нее нам никуда не уйти, каких бы взглядов вы не придерживались бы.

Ворота дома №88 по ул. Чехова в Таганроге
Ворота дома №88 по ул. Чехова в Таганроге

Важная задача - помогать реставраторам. Помогать советом, старыми фотографиями, своими воспо­минаниями. Ведь даже реставраторы на наших глазах многое искажают. Например, при реставрации замечательного особняка Шаронова в Таганроге не кто-нибудь, а реставраторы разрушили в 1981 году стильный забор особняка в духе модерна и поставили ограду, перевезенную из городского сада. Мало того, они же значительно уменьшили усадьбу дома, поставив ограду на совершенно новом месте. Такое са­мовольство проектировщиков никак "не вяжется" с самой сутью реставрации, предполагающей восстановление памятников в первозданном виде. В том же городе было начато строительство эскалатора у Каменной лестницы на месте, где должны быть восстановлены утраченные пять комнат мемориального дома Чайковских. К счастью, из-за нехватки средств строительство эскалатора было прекращено.

Ограда двора Новочеркасского коммерческого техникума
Ограда двора Новочеркасского коммерческого техникума

В процессе реставрации Триумфальной арки в Новочеркасске в 1985 году художественный образ памятника был воссоздан неполностью. Никто не настоял на воспроизведении над арочной рельефной стихотворной надписи, сделанной в качестве подарка ожидавшемуся в городе императору Александру I:

"Объемлемы восторгом, радостью сердца, 
 Спешат во отреченье монарха и отца, 
 Се Александр днесь ту же благость нам явил, 
 Чем в первый раз Великий Петр нас одарил." 

Еще больше вандализма мы встречаем на каждом шагу при эксплуатации зданий, составляющих колоритную застройку, но не поставленных пока на учет как памятники местного, государственного или областного значения. Проще, конечно, обрезать автогеном металлическую решетку балкона или крыльцо, чем восстановить его и постоянно ухаживать: подкрашивать, укреплять. Именно так и поступают почти все жилищно-эксплуатационные управления в наших старинных городах. Десятки зданий, больших и малых, таким вот способом обезображены. Даже в Ростове, где живет целая армия архитекторов высшей и средней квалификации, у всех на глазах за последние пять лет обезображены фасады зданий гостиницы "Южная", построенной в духе эклектики; гостиницы "Дон" - ярко выраженного модерна; здания "Ростовэнерго" на углу Большой Садовой и проспекта Семашко - типичного советского неоклассицизма. У всех этих памятников балконы укорочены и обезображены, а на фасаде гостиницы "Дон" часть их совсем ликвидировали. Обезображен и фасад конструктивистской архитектуры в Новошахтинске: фасад Дворца культуры шахты имени Ленина облицевали плитками ракушечника. Многие вокзальные здания на Северо-Кавказской железной дороге, являющиеся памятниками архитектуры местного значения в стиле модерн и неоклассицизм, сейчас облицованы метлахской плиткой, будто перед нами не памятник архитектуры, а помещение убогой бани.

Чугунная литая решетка балкона Таганрогской музыкальной школы им. П. И. Чайковского
Чугунная литая решетка балкона Таганрогской музыкальной школы им. П. И. Чайковского

Эти факты, которые можно было бы продолжить длинным списком, свидетельствуют о том, что мы совсем не знаем и не бережем свое национальное богатство.

Кованое крылечко дома №56 по ул. Греческой в Таганроге
Кованое крылечко дома №56 по ул. Греческой в Таганроге

В Египте туризм составляет главную статью национального дохода. Во многих странах Западной Европы и в странах Балтии индустрия туризма составляет заметную статью государственного бюджета. К сожалению, мы, россияне, еще не доросли до этого. Мы недооцениваем ценности, окружающие нас повсюду. Директор музея-заповедника "Танаис" В. Ф. Чеснок, оценивая состояние исторических и культурных памятников в Ростовской области в 1992 году, писал: "Мы ходим по золоту, да распорядиться не можем". В газете "Утро" 15 апреля он призвал не только широко пропагандировать наши памятники истории и культуры по радио, телевидению, на страницах печати, в учебных заведениях, но и составить их свод, для того чтобы вести плановую политику в области их реставрации и использования. Он предложил также создать в нашей области компьютерный банк культурного наследия, как это практикуется сейчас во всех цивилизованных странах. Особое внимание он обратил на проблемы реабилитации и возрождения донского казачества. Ведь история казачества - это не только связь с военными событиями. Это и огромный пласт духовной и материальной культуры, не раз объединявшей страну в годы испытаний и изумлявшей Европу.


"Исчезнувший уголок" Ростова на Соляном спуске

Известный английский писатель Сомерсет Моэм утверждал: "... великая мысль, подаренная миру Россией, проста - миром движет любовь". И с такой пронзительностью это чувство воплотилось в литературе, в памятниках культуры Дона и Приазовья, что даже природа наша кажется производной от человеческой теплоты и участия.

Литература:

Гаврюшкин О. Кладбищенская церковь //Таганрогский вестник, 1991, №17.

Живописная Россия. Т. VII, ч. II. Донско-Каспийская степная область. - СПб, 1899.

Коноплева Е. Заповедник: каким ему быть? //Таганрогская правда, 1988, № 95.

Паншин Г. Трагедия семьи Депальдо //Таганрогский вестник, 1992, №3.

Петухова Н. Нахичеванская "Мариинская" больница //Вечерний Ростов, 1989, №149.

Решетников В. Так создавалось своеобразие //Таганрогская правда, 1985, №244.

Чеснок В. "Мы ходим по золоту, да распорядиться не можем... " //Утро, 1992, № 52.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru