Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Древняя Русь

В IX в. на территории, населенной восточнославянскими племенами, образовалось крупное государство - Русь, простиравшееся от среднего те­чения Днепра и Дона на юге до Онежского и Ладожского озер на севере. Столицей государства был Киев, вторым значительным центром - Новгород.

В тот период среди восточных славян начало распространяться христиан­ство. В 988 г. при киевском князе Владимире христианство было принято в ка­честве официальной религии. Это способствовало установлению более тесных связей древнерусского государства с Византией, которая тогда являлась рели­гиозным и культурным центром Восточной Европы.

В 989-996 гг. прибывшие из Византии мастера соорудили в Киеве пер­вый каменный храм, получивший название Десятинной церкви (к настоящему времени от нее сохранились только фундаменты). Типичная крестово-купольная церковь с тремя апсидами имела и свои особенности: в целях большей вместимости главный объем церкви был обстроен с трех сторон дополнитель­ными помещениями.

В 1017-1037 гг., при Ярославе Мудром, в Киеве был построен Софий­ский собор. Этому сооружению уже не было прямых аналогий в Византии, хотя ядро здания сформировано по крестово-купольной схеме. В композиции собора доминирует главный купол; он окружен четырьмя меньшими, за кото­рыми расположены боковые, более низкие купола. Центральный объем здания обстроен обходной галереей. Все сооружение имеет сложную, расчлененно-компактную форму с пирамидальным силуэтом. Стены собора выложены ви­зантийской кладкой - из плоского кирпича и камня на известковом растворе с добавкой толченого кирпича (в XVII в. фасады были оштукатурены). В ин­терьере Киевской Софии применены характерные для Византии приемы отдел­ки и убранства: мраморные облицовки, мозаики из смальты, фресковые росписи (рис. 150). Софийский собор утверждал значительность новой религии и одно­временно был символом государственности.

Собор св. Софии в Новгороде еще больше отличается от византийских прототипов (рис. 151). Он, как и киевский, состоит из ядра, имеющего кано­ническую схему четырехстолпного, пятикупольного, трехапсидного храма, и обстроек. Но помещения, окружающие центральную часть, имеют общую с ней высоту, образуя единый, компактный объем. Здание возведено из камня (впоследствии оно было оштукатурено).

Культовым сооружениям киевского государства присущи крупный мас­штаб, величавость, торжественность. Каменный храм, возвышаясь над рядовой деревянной застройкой, был виден издали и поэтому имел большое значение в формировании силуэта города. Учитывая это, зодчие уделяли особое внима­ние верхней части сооружения, композиционно более сложной по сравнению с глухой, лаконичной поверхностью стен нижележащего объема. Эта особен­ность, отличающая древнерусские храмы от византийских, получила развитие и в дальнейшем.

Уже в начальный период становления каменного русского зодчества оп­ределились его локальные различия: южному типу храмов свойственна живо­писность облика, северному - некоторая замкнутость и сдержанность.

Процесс раздробления древнерусского госу­дарства на отдельные княжества сказался на мас­штабах культовых сооружений XII в. Вместо гран­диозных многоглавых соборов строятся меньшие по размерам церкви с одной главой, опирающейся на четыре внутренних столба.

Большое количество памятников архитектуры средневековой эпохи сохранилось в Новгороде и Пскове - крайнем северо-западном районе Руси, не подвергшемся монгольскому нашествию. В этих городах в XII в. была создана вечевая республика, ограничившая княжескую власть. Архитектура здесь от­личалась простотой форм, некоторой суровостью, ясностью облика. Церкви строились небольшими.

Силуэты новгородских церквей компактны и замкнуты, архитектурные формы лаконичны. Их облик несколько оживляла живописная кладка: здания возводились из грубо околотого камня с прослойками красного кирпича (оштукатурены они были позже). Одна из характерных особенностей новгородско-псковского средневекового зодчества - отсутствие геометризованной жест­кости в очертаниях форм: линии не точно прямые, плоскости стен неровны, арки как бы несколько смяты, углы скошены. Это придает постройкам оча­рование наивной естественности и своеобразную живость, отличающую рису­нок от чертежа. Интерьеры новгородских церквей расписывались фресками; роспись - органичная часть архитектуры, активно участвовавшая в создании художественного образа храма.

Одно из лучших произведений новгородской архитектуры XII в.- монастырская церковь Спаса-на-Нередице, разрушенная в 1941 г. (рис. 152). Ко­локольня при этой церкви была первой на Руси, и в факте ее возведения сказывается знакомство мест­ных строителей с архитектурой Западной Европы (Новгород имел торговые связи с северо-европейскими странами).

В суровости и замкнутости облика Спаса Нередицы отражается дух времени: такое же впечатление производят храмы романского стиля XI-XII вв. в Западной Европе. Мощь стен подчеркнута узкими арочными окнами. Плос­кость стены расчленена пилястрами (лопатками), но это не декоративная де­таль: пилястры представляют собой выступы столбов, на которые опираются арки, несущие своды. Фасадная стена, таким образом, завершалась тремя арками (закомарами). Все элементы церкви имели нежесткие очертания, ар­хитектурные формы выглядели как бы вылепленными. Поверхности стен в ин­терьере были сплошь расписаны замечательными фресками.

В XIII в. Новгородско-Псковская республика героически отбивалась от шведских и немецких ры­царей. В этот период строились преимущественно оборонительные сооружения. Новый подъем зодче­ства происходит в конце XIII в., после победы нов­городцев на Чудском озере.

XIV-XV века - время дальнейшего развития новгородско-псковской архитектуры. В этот период уже не применяется кирпич; постройки возводят из околотого камня, фасады покрывают штукатуркой. Появляются декоратив­ные детали.

В Пскове в XIV-XV вв. из камня строили церкви и крепостные соору­жения, а иногда и жилые дома. Церковь здесь служила не только храмом, но и своего рода общественным зданием, где люди встречались, чтобы обсу­дить свои дела, вплоть до заключения торговых сделок. Поэтому церковь обрастала пристройками, надобность которых диктовалась практическими по­требностями. В результате псковские церкви получались живописными по ком­позиции, уютными, приветливыми. Их облику несвойственна суровая монумен­тальность новгородских храмов. Церкви имели скатные крыши, хотя на Руси тогда здания храмов обычно завершались свода­ми по типу византийских. Характерная деталь псков­ской ' архитектуры - звонница, специальное соору­жение для колоколов, включенное в объем церкви и придающее ей особую выразительность (рис. 153). В XII- начале XIII в. Киев утратил значение общерусского политического и культурного центра. Среди русских удельных княжеств возвысилось и выдвинулось на первый план Владимиро-Суздальское. Здесь формируется яркое и своеобразное по своему стилю каменное зодчество.

В этот период на Руси кирпич в монументальном строительстве стал заменяться камнем. Развивалась техника возведения зданий из тесаного бе­лого камня, которая достигла особенно высокого уровня в Галицком и Владимиро-Суздальском княжествах.

Владимиро-суздальские храмы имели компактный кубовидный объем и увенчивались одной главой. Внешние массы и внутреннее пространство статичны. Постройки обогащены каменной пластикой и иногда деталями из золоченой меди; интерьеры расписаны фресками.

Выдающееся произведение владимиро-суздальского зодчества - церковь Покрова на реке Нерль, жемчужина русской архитектуры (рис. 154). Облик храма нарядный, но в то же время скромный, лиричный, пленяющий светлым оптимизмом, мягкой поэтичностью, изяществом. Зодчий создал просветлен­ный, глубоко человечный архитектурно-художественный образ, выразивший нравственно-гуманистический идеал, который в ту эпоху облекался в религиоз­ную форму.

Построенный в княжеской резиденции во Владимире Дмитровский собор отличается развитым декоративным убранством, торжественностью облика (рис. 155). По объемно-планировочной структуре этот храм соответствует византийским канонам: план почти квадратный, несколько удлиненный, с тремя апсидами; четыре крестообразных в сечении столба соединены арками между собой и со стенами; на арки опираются своды и центральный купол, подня­тый на высоком цилиндрическом барабане.

Купол сферической формы соответствует византийским прототипам, но надо сказать, что эта форма подверглась в русском зодчестве существенной трансформации. Для лучшего отвода атмосферных осадков стали устраивать шлемовидные покрытия (см. рис. 151), их форму подчеркивали, делали более пластичной, в результате чего выработались очертания глав в виде луковиц, ставших характерными элементами культового зодчества России. (Такое закономерное развитие формы покрытия происходило в разных странах, поэтому купола этой формы встречаются, например, и в Индии.)

Фасадные плоскости стен Дмитровского собора расчленены тонкими, вытянутыми полуколонками. Их вертикальность перебивается и уравновешивает­ся горизонтальным аркатурным поясом. В деталях пластики, как и в мотиве перспективного арочного входного портала, прослеживаются аналогии с роман­ским и армяно-грузинским зодчеством. Однако Дмитровский собор, как и дру­гие храмы владимиро-суздальского зодчества, невозможно отнести ни к роман­скому или закавказскому типу, ни к византийскому. По своему общему облику и по своему духу это произведение русской архитектуры.

Дворцовый комплекс князя Андрея Боголюбского (сохранился его фраг­мент, рис. 156) -одна из немногих средневековых гражданских построек на Руси, возведенных из камня. В ее архитектурных формах есть некоторые ана­логии с сооружениями западноевропейского романского стиля XII в.

Культовое зодчество южных и западных русских земель XII-XIII вв. было наиболее близко архитектуре Киевской Руси, в то же время его раз­витие шло в русле общерусских тенденций архитектуры того времени. Здесь тоже строились крестово-купольные одноглавые храмы. Кладка велась из кир­пича. Известным произведением южнорусской архитектурной школы является Пятницкая церковь в Чернигове (рис. 157). Объем здания компактный, собранный. Фасады расчленены вертикальными профильными тягами, придаю­щими сооружению динамичную устремленность вверх. Это впечатление усили­вается пирамидально-ярусной группировкой сводов, увенчанных высоким ба­рабаном главы.

Динамичный подъем средней арки с примыкающими к ней по бокам двумя полуарками, сменивший статичную композицию из трех арок на фа­саде,- прием не только художественно-композиционный и декоративный. В этой форме отражены новые объемно-планировочные и технические приемы, еще более отдаляющие русское культовое зодчество от византийских образ­цов, с которых оно начало свое развитие.

Если фасадная стена завершается тремя арками (см. рис. 152), между ними образуются пазухи, где задерживаются осадки - дождевая вода и осо­бенно снег; повышение средней арки способствует их более эффективному уда­лению. В то же время устройство боковых полуарок отражает изменения во внутренней структуре сооружения. Если четыре столба, поддерживающие купол, стоят на равных расстояниях друг от друга и от стен, внутреннее простран­ство членится на девять равных отделений. Между тем по практическим и ком­позиционным соображениям необходимо было расширить и выделить цент­ральную часть пространства. Расстояние между столбами было увеличено, они были смещены ближе к стенам. При уменьшении пролета между столбом и стеной этот промежуток уже не было надобности перекрывать полным ци­линдрическим сводом; здесь можно было возвести и половину свода. Полу­своды (которым соответствуют боковые полуарки на фасаде) имеют тот же конструктивный смысл, что и выступающие снаружи наклонные упорные арки в готических соборах, воспринимающие распор центрального свода (см. рис. 108). Эти конструктивные приемы появились на Руси и во Франции одновременно, во второй половине XII в.

Ступенчато-ярусное расположение сводов, дающее динамичное нараста­ние масс к центру, было применено и по композиционным соображениям. В интерьере это подчеркивало значимость центральной части внутреннего пространства и придавало ему устремленность ввысь, а во внешнем объеме церкви приподнятый барабан главы не заслонялся при взгляде снизу с близ­ких точек зрения. Этот композиционный прием получил дальнейшее развитие уже в московском зодчестве, в конце XIV-XV вв., так как в середине ХШв. монгольское нашествие - страшная катастрофа, постигшая Русь, - более чем на двести лет прервало развитие русской архитектуры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




http://www.elkon.ru/ - оборудование для производства бетона Москва.

© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru