Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Московское государство

Москва, первоначально пограничная крепость Владимиро-Суздальского княжества, несколько удаленная от тех местностей, которые систематически подвергались набегам монголо-татарских орд, оказалась в XIII-XIV вв. на пересечении новых торговых путей. В XIII в. город стал столицей образовав­шегося Московского княжества, в 1367 г. Кремль был обнесен первой камен­ной стеной. После победы на Куликовом поле возросло значение Москвы как общерусского политического и культурного центра.

В раннемосковском зодчестве конца XIV - начала XV в. продолжаются традиции русской архитектуры предшествующего периода. Москва восприни­мала формы зодчества разных русских земель и объединяла их в своем строи­тельстве. Для московских церквей того времени характерен пирамидально-ярусный переход от основного объема к куполу, что было свойственно смоленским и черниговским храмам XII-XIII вв. В декоративном убранстве фаса­дов и барабана в определенной мере возрождались приемы владимиро-суздальского зодчества. У новгородско-псковских мастеров было воспринято практичное отношение к использованию внутреннего пространства: столбы делались не крестовидными в сечении, а квадратными или даже круглыми, отсутствовали пилястры на поверхностях стен в интерьере.

Характерный пример раннемосковского зодчества - Спасский собор Анд­роникова монастыря (рис. 158). Килевидная форма арок возникла по тем же причинам, что и шлемовидная форма купола: с заостренного возвышения быст­рее отводятся атмосферные осадки. Килевидные арочки («кокошники»), окру­жающие барабан главы, стали характерной деталью московских церквей. Средняя арка фасада повышена по отношению к боковым, что в сочетании с пирамидально-ярусной группировкой кокошников вокруг высокого барабана главы придает динамичность общей композиции здания.

Московские церкви того времени предвосхитили композиции храмов-башен XVI-XVII вв., имевших еще более живописный пирамидальный силуэт. Наметилась тенденция торжественной приподнятости архитектурного образа, получившая развитие в XV-XVII вв.

В конце XV в. завершилось объединение феодальных русских княжеств в единое государство; было покончено с зависимостью от татарских ханов. Великий князь Московский Иван III принял титул «государя всея Руси». В ка­честве государственного герба был принят византийский двуглавый орел; женой царя стала племянница последнего византийского императора. Иван III хотел сделать Москву «третьим Римом», символизируя претензии своего госу­дарства на религиозное и культурно-политическое значение, которым обладал «второй Рим» - Константинополь.

Начались обширные работы по перестройке и обновлению Московского Кремля. В 1485-1495 гг. были сооружены новые кремлевские стены и башни (тогда еще без шатровых венчаний). Необходимо было возвести здания, кото­рые соответствовали бы значению Москвы как столицы великой державы. Но архитектура и строительная техника оказались не на уровне возникших перед ними новых задач. Со времени, когда в первой половине XIII в. монголы совер­шили свое первое губительное нашествие, сожгли и разграбили города, убили и увели в плен множество людей, а затем обложили Русь данью, разорявшей ее хозяйство, и до конца XV в., когда монголо-татарское иго было свергнуто, в стране почти не велось монументальное строительство. В это время, когда во Франции, Германии, Италии архитектура процветала, строительное искус­ство на Руси не только не развивалось, но даже отстало по сравнению с пе­риодом конца XII - начала XIII в. Не было зодчих и строительных мастеров нужной квалификации, поэтому в Москву были приглашены архитекторы из Италии, страны с наиболее передовой в то время архитектурой и строитель­ной техникой.

В 1475-1479 гг. был сооружен Успенский собор в Московском Кремле по проекту и под авторским надзором итальянского архитектора А. Фиораванти (рис. 159). Собор был построен в формах, напоминающих стиль владимиро-суздальской архитектуры, но с привнесением геометрической четкости ком­позиционного построения и с использованием новой строительной техники. Здесь впервые на Руси сделаны крестовые своды, применены железные связи; благодаря уменьшению веса сводов и хорошему ка­честву кладки были возведены более тонкие и широ­ко поставленные столбы, что сделало интерьер собо­ра просторным.

В 1484-1489 гг. псковские мастера построили в Московском Кремле Благовещенский собор - дворцовую церковь великого князя. Это был крестово-купольный пятиглавый храм. Нынешний облик собора определился окружившей его пристройкой XVI в.

В 1505-1509 гг. итальянский архитектор Алевиз Новый построил в Крем­ле Архангельский собор. Его объемно-планировочная композиция традиционно местная, но фасады декорированы ренессансными формами.

В 1505-1508 гг. была возведена дозорная башня Московского Кремля, которая, после ее достройки в 1600 г., приобрела высоту более 80 м и стала служить колокольней (она получила название колокольни Ивана Великого - рис. 160).

В конце XV в. появляются уже не только культовые и фортификацион­ные, но и гражданские каменные постройки, в том числе жилые (рис. 161).

В 1487-1491 гг. итальянские архитекторы возвели в Московском Кремле здание приемного зала великого князя - так называемую Грановитую палату (фасады здания выложены гранеными камнями). Нынешняя прямоугольная форма окон и их декоративное обрамление - более позднего происхождения. Прием, при котором сводчатое перекрытие опиралось на столб, стоящий по­среди помещения, был известен в русском зодчестве, но здесь перекрытие устроено в виде системы четырех крестовых сводов, в результате чего общая конструкция и вид сводов в помещении оказались более легкими, чем это было прежде. Подобная конструкция затем применялась при сооружении монастыр­ских трапезных.

Постройки конца XV - начала XVI в. разнообразны по формам и ком­позиционным приемам. Это был период поисков стиля; каждое сооружение добавляло что-то новое, удачные решения подхватывались и перерабатывались другими зодчими. Так постепенно складывался стиль. Он не определился как общепринятая система форм и композиционных приемов на протяжении всего XVI века, хотя уже к началу столетия наметилось то идейное содержание, которое новый стиль должен был выразить: воспрянувший дух народа, ут­верждение национального самосознания, становление новой государственности.

Одним из наиболее выдающихся произведений русской архитектуры XVI в. явился храм в подмосковной царской усадьбе Коломенское (рис. 162).

В этот период поисков новых средств архитектурной выразительности смелым новаторством зодчего было использование композиции деревянного шатрово­го храма. Деревянные культовые постройки башенного типа, увенчанные остро­верхими шатрами, были распространены на Руси. Каменные шатровые церкви явились подобием этой национальной архитектурной формы, о чем свидетель­ствуют изображения шатровых построек в более ранних хрониках, а также подтверждение летописца, упомянувшего о Коломенской церкви как о постро­енной «на деревянное дело».

Обращение к самобытным формам народного зодчества было не случай­ным. Общественная жизнь эпохи характеризовалась подъемом национального самосознания. Формы каменных храмов, которые строились на Руси на про­тяжении многих столетий, в тот период уже не воспринимались истинно национальными, ибо хорошо было известно, что они восходили к византий­ской традиции.

При создании композиции церкви в Коломенском из деревянного зодче­ства была заимствована не только форма восьмигранной башни, увенчанной шатром. Очертания нижележащего объема, имеющего в плане форму квад­рата с выступами на каждой из четырех сторон, соответствуют плану срубной клети с прирубами - прием, свойственный деревянному культовому зодчеству. Все сооружение окружено «гульбищем» - террасой, устройство которой тоже соответствовало традиционной практике деревянного зодчества.

Однако создатель Коломенской церкви не пошел по пути простого воспро­изведения в камне деревянных форм. Архитектура здания пластична и полно­весна. Многие из его форм вообще присущи каменной архитектуре (арки, пилястры, кокошники). Все эти разные по происхождению формы и детали скомпонованы в удивительно цельную и гармоничную композицию.

Архитектурный образ Коломенской церкви выразил триумфальное наст­роение, присущее эпохе. Сооружена была эта церковь по повелению великого князя Василия III в связи с рождением сына - будущего царя Ивана Грозного.

Ярким примером триумфальной архитектуры является Покровский собор на Рву (храм Василия Блаженного), воздвигнутый в ознаменование взятия Казани (рис. 163). Здание состоит из девяти башен, объединенных единой композицией. Центральная башня увенчана шатром, остальные, окружающие ее, - луковицами разного вида. Общий облик сооружения сказочно живописен. Фантазия его строителей опиралась на традиции темпераментной красочности народного искусства.

В конце XV и особенно на протяжении XVI в. в Московском государ­стве велось интенсивное фортификационное строительство. Эти меры были необходимы для обороны страны на случай нападения татар с юга и востока, Польши и Литвы с запада. Перестраивались старые и строились новые кре­пости на ближних и дальних подступах к Москве. Такого рода опорными пунктами служили кремли городов и монастыри. В этот период были построе­ны каменные кремли в Нижнем Новгороде, Смоленске, Туле, Можайске, Ко­ломне, Серпухове и в других городах. Монастыри-крепости располагались не­посредственно вокруг Москвы (Новодевичий, Донской, Андроников, Симо­нов и др.) и на подступах к городу (Иосифо-Волоколамский, Троице-Сергиевский, Саввино-Сторожевский и др.). Важными оборонительными пунктами служили также монастыри, находившиеся на периферии Московского государства (Соловецкий, Кирилло-Белозерский, Борисоглебский). Все эти крепости являются произведениями архитектуры, выражающими силу и достоинство возрожденной нации (рис. 164).

Укреплялась и сама Москва. В 1535-1538 гг. были возведены из камня и кирпича стены с башнями, оградившие образовавшийся за пределами Кремля посад, названный Китай-городом. Но город быстро рос; широкая полоса новой застройки окружила первоначальное городское ядро - Кремль с Китай-го­родом. В 1586-1593 гг. расширившаяся Москва была обнесена сооруженны­ми из белого камня стенами и башнями, получившими название Белого горо­да; эти укрепления шли по нынешнему Бульварному кольцу.

Во второй половине XVII в., когда крепостные сооружения Московского Кремля и подмосковных монастырей утратили оборонительное значение, на кремлевских башнях были надстроены шатры, а суровые крепостные башни монастырей получили нарядное декоративное убранство. В монастырях нача­ли сооружать высокие колокольни и трапезные палаты с богатым архитек­турным декором.

После политических потрясений, пережитых Русским государством на рубеже XVI-XVII вв., и освободительной борьбы русского народа против польско-шведской интервенции продолжается подъем национальной ар­хитектуры.

В первой половине XVII в. в культовом зодчестве уточняется система декоративных архитектурных форм, выработавшихся в предшествовавшем сто­летии и определивших специфическую тональность стиля, который стал харак­терным для церквей и монастырских построек той эпохи (рис. 165). Одни из этих форм (например, висячие арочки с гирькой) были восприняты из поздневизантийской архитектуры, другие (массивные грушевидные столбы-колонки, квадратные впадины-ширинки, кокошники и т. п.) явились продуктом местно­го творчества.

В середине XVII в. в монументальном зодчестве Руси происходят изме­нения, подготовленные предшествующим развитием архитектуры и отразив­шие сдвиги в социальной и культурной жизни.

Горожане - ремесленники и торговцы - стали теперь наряду с дворян­ством новой крупной силой в общественно-политической жизни страны. В XVII в. в России в рамках феодального общества зарождаются капиталисти­ческие хозяйственные отношения. В связи с этим происходит разрыв с тра­диционным, восходящим еще к средневековью мировоззрением' и укладом бы­та. Формируются новый жизненный уклад и новая психология. Впервые в Рос­сии возникают светские учебные заведения. Литература утрачивает свой дото­ле почти исключительно религиозный характер. Культовое зодчество перестало быть ведущим; широко развернулось строительство различных гражданских зданий.

Примером новых веяний в архитектуре может служить Теремной дворец Московского Кремля (1635-1636), построенный русскими архитекторами. Композиция его фасадов с равномерным ритмом окон и членением на этажи четко организована. Фасады насыщены рельефными декоративными деталями. Белые детали на фоне красной кирпичной стены и позолота крыш усиливали красочный облик дворца (сочетание деталей из белого камня и красного фона кирпичной стены характерно для всей Северной Европы, но в России оно было особенно нарядным). В этот период получают широкое применение много­цветные поливные изразцы, что также способствовало обогащению внешнего вида зданий.

После воссоединения Украины с Россией в 1654 г. в Москве появились образованные люди из Киева, Галича и других юго-западных городов. Сюда приезжают мастера различных специальностей с Украины и из Белоруссии, в том числе строители, резчики по камню, архитекторы, пополнившие арсе­нал выразительных средств московской архитектуры новыми формами, проис­ходившими из западноукраинской и южнопольской архитектуры того времени, которая, в свою очередь, формировалась в творческом контакте с австро-не­мецким барокко.

Поскольку на декоративных формах русской архитектуры второй полови­ны XVII в. сказались, таким образом, барочные веяния, а также благодаря свойственной ей самой живописности и богатству декора, новый стиль получил наименование московского (или нарышкинского) барокко.

Тем не менее русская архитектура XVII в. по характеру своих форм на­столько отличается от итальянской и австро-немецкой, что между ними боль­ше различия, чем сходства, особенно в характере образной выразительности этих стилей. Если западноевропейское барокко выражает напряженность, скованную энергию или, в других примерах, экспрессивную патетику, то образный строй русской архитектуры того времени характеризуется оптимисти­ческой приподнятостью, праздничностью.

XVII век был эпохой богатой по формам экспрессивной архитектуры во многих странах Европы (а также, как ни удивительно это совпадение, в да­леких от Европы Китае и Японии). Эта тенденция привела к декоративной обогащенности зданий, которая явилась средством усиления архитектурной выразительности в Италии, Испании, России, но в каждой стране по-своему.

Черты московского барокко определились в середине XVII в. Хотя в это время и применялся декор, образуемый фигурной выкладкой из фасонного кирпича или многоцветными изразцами, наиболее характерной особенностью стиля были резные детали из белого камня на фоне красной кирпичной сте­ны. Благодаря улучшению качества кладки стены стали тоньше, простенки между окнами уже, сами окна больше. Закладка железных полос в качестве арматуры в кирпичную кладку позволила устраивать оконные проемы не ароч­ными, а прямоугольными и более широкими, что улучшало освещенность помещений. Применение железных связей, воспринимающих (наподобие тети­вы лука) распор арок и сводов, позволило увеличить пролеты этих конструк­ций, а следовательно, и размеры помещений. Средневековая живописность композиции фасадов сменяется большей регулярностью: окна делают теперь одинаковых размеров, располагают их в ряд и на равных расстояниях. На фасадах появляются горизонтальные тяги, обозначающие разделение объема здания на этажи.

В XVII в. в отличие от предшествовавших времен капитальное строитель­ство ведется уже не только по воле князя и церкви. Каменные дома строят для себя разбогатевшие аристократы, купцы, служилые люди, чему способст­вовало распространение кирпича - материала более дешевого, чем тесаный камень. Каменные (т. е. кирпичные) дома появились в большом количестве не только в Москве, но и в других городах. Каменные жилые дома XVII в. еще во многом повторяли композицию деревянных. Они были двухэтажными, с расположением жилья во втором этаже и хозяйственных помещений в пер­вом. На второй этаж вела наружная лестница с крыльцом. Крыши делали высокими, крутыми (рис. 166).

По планировке каменные дома также во мно­гом повторяли деревянные. Например, жилье состоя­ло из двух помещений, разделенных сенями. В других случаях каменные постройки компоновались, как и деревянные срубные, из нескольких объемов, причем каждый объем имел свою крышу; особая крыша устраивалась и над крыльцом. Такая композиция придавала силуэтам построек разнообразие и некоторую причудливость. Однако постепенно тен­денция к живописности уступала место размеренности; объемные композиции зданий становились более регулярными, все чаще симметричными.

Культовое строительство тоже развивалось при ощутимом влиянии де­ревянного зодчества. Как уже отмечалось, одним из проявлений этого влияния в XVI в. явилось создание башенных церквей с шатровыми крышами. В XVII в. по такой системе строят колокольни, а в композиции самой церкви применяется заимствованный из украинского деревянного зодчества прием ярусного построения.

Один из характерных образцов культового зодчества XVII в. - Покровская церковь в Филях (рис. 167). Это здание имеет башенно-ярусную композицию. Основной объем храма с приделами со всех четырех сторон окружен террасами с ведущими на них лестницами. Здание из красного кирпича богато декорировано резным белокаменным убором - наличниками окон, пристенными колонками, живописным кружевом парапетов, подчеркивающих очертания отдельных объемов и в то же время смягчающих переход от одного объема к другому.

В XVII в. культовая архитектура на Руси уже не отличается только ей присущим стилем: в церковных зданиях применяются те же архитектурные детали, что и в гражданских. Церкви постепенно лишаются черт строгости и величия, свойственных храмам средневековья.

В конце XVII в. устанавливаются более тесные связи с Западом. Из Европы приезжают и остаются на постоянное жительство различные специалисты; в Москве даже образуется слобода, населенная иноземцами. В то же время многие дворяне ездят за границу, что способствует изменению образа жизни, а также эстетических вкусов в верхах русского общества. И в русской архитектуре все больше применяются западноевропейские архитектурные фор­мы (заимствованные прежде всего из арсенала барокко). Они подверглись здесь значительной трансформации и применялись как накладной декор для пластического обогащения зданий (рис. 168).

В конце XVII - начале XVIII в. архитектурно-декоративные элементы западно-европейского происхождения использовались довольно широко, а в некоторых случаях архитектурный декор построек того времени в России сближался с формами архитектуры Западной Европы (рис. 169). Это в извест­ной мере знаменовало наступление эпохи, когда в культуре России начали проявляться тенденции европеизации.

Приближение новой эпохи отмечалось и некоторыми переменами в прин­ципиальных особенностях архитектурного мышления. Если в середине и вто­рой половине XVII в. дворовые фасады городских усадеб были по своему оформлению более нарядными, чем обращенные к улице, то к концу столетия главным становится уличный фасад зданий. К концу XVII в. архитектурные композиции гражданских и церковных зданий становились упорядоченными, «организованными», и в этом сказывалось стремление к представительности, которая стала одной из главных черт архитектуры XVIII в.

Одновременно в архитектуре конца XVII - начала XVIII в. проявились черты, свидетельствовавшие о завершении эволюции стиля. Многообразие и обилие декоративных деталей становилось чрезмерным, декоративные фор­мы - все более затейливыми и измельченными. Архитектурные формы, некогда имевшие практическое назначение, использовались как откровенный декор, безотносительно к функциональному и конструктивному смыслу этих форм.

Подводя итог сказанному в этой главе, надо отметить, что архитекту­ра второй половины XVII в. явилась яркой страницей в истории русского зодчества. В этот период осуществлялось каменное строительство в невидан­ных ранее масштабах. Памятники зодчества этой эпохи - многочисленные здания, ансамбли и целые города-музеи (Ярославль, Углич, Ростов Великий, Суздаль, Каргополь и др.).

Этапам русской истории соответствовали определенные типы сооружений, трактовка архитектурных образов, система архитектурно-композиционных средств и приемов. Таково зодчество эпохи древнерусского государства (X-XII вв.), периода феодальной раздробленности (XII-XV вв.), сложения Русского централизованного государства (XVI-XVII вв.). В начале XVIII в. в общественно-политической жизни России произошли новые перемены, сказав­шиеся на архитектуре.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Скатерти на кухонный стол, volna

© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru