Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

СССР. 1917-1932 гг.

Великая Октябрьская социалистическая революция, коренным образом изменив общественное устройство, изменила и роль архитектуры в жизни общества. Принципиальное отличие советской архитектуры от архитектуры капитализма и других антагонистических общественных формаций - в ее назначении служить интересам народа. Если прежде, строя дворцы, храмы, особняки, конторы, универмаги и заводы, архитекторы выполняли социальный заказ правящей верхушки общества, то теперь перед архитектурой встали новые социальные задачи - удовлетворение материальных и культурных потребностей трудящихся.

Первые же мероприятия Советской власти были направлены на ликвидацию несправедливости в общественном распределении материальных благ. В распоряжение народа перешли многоквартирные жилые дома, дворцы, усадьбы и другие здания, составлявшие прежде собственность привилегированных слоев общества. Трудящиеся переселялись в квартиры буржуазии, особняки получали новое назначение: в них размещались рабочие клубы, музеи, общественные учреждения, поликлиники, детские сады и т. д.

Изменение назначения архитектурных объектов, созданных в дореволюционное время, было лишь началом перемен в архитектуре. Демократический характер нового, социалистического строя предопределял изменения в направленности архитектурной деятельности. Архитектор должен был стать участником формирования предметной среды общества, свободного от эксплуатации.

В целях создания материально-производственной базы нового общественного строя государственным хозяйственным планом на 1919 г. предусматривалось строительство энергетических и промышленных предприятий. В Программе, принятой VIII съездом РКП (б), было указано на необходимость улучшения жилищных условий трудящихся.

Утвержденный в 1920 г. план электрификации России (ГОЭЛРО), направленный на экономическое преобразование страны, предусматривал широкую программу строительства электростанций и заводов. В течение восстановительного периода (1921 -1926) было построено 285 промышленных предприятий. Один из наиболее значительных объектов того времени - Волховская ГЭС им. В. И. Ленина. Это гидротехническое и энергетическое сооружение было создано в целях снабжения электроэнергией Петрограда и улучшения судоходства на прилегающих к нему водных путях. Хотя строительство приходилось вести с применением несовершенной техники и при недостаточном опыте проектирования сооружений такого рода, тем не менее Волховская ГЭС является удачным для своего времени примером энергетического сооружения и в инженерном, и в архитектурном отношении.

В первой половине 20-х гг. составлялись планы упорядоченного развития больших городов - Москвы, Ленинграда, Баку, Еревана и др. Работавшие над этими проектами архитекторы сформировались в условиях дореволюционной архитектурной школы, что в значительной мере определило направленность их профессионального мышления и сказалось в применении устаревших композиционно-планировочных схем при проектировании генеральных планов современных городов.

В первой половине 20-х гг. производилась также реконструкция некоторых площадей в Москве и Ленинграде. В середине десятилетия разворачивалось государственное жилищное строительство. Строились рабочие поселки и отдельные дома; объем жилищного строительства возрастал из года в год. В начале восстановительного периода строили главным образом одно-двухэтажные дома из простейших строительных материалов; затем стало возможным возведение трех-четырехэтажных зданий.

Переход от характерной для дореволюционной России стихийной застройки рабочих окраин с их скученностью и неблагоустройством к жилищу нового типа имел большое социальное значение. Рабочие получали новые квартиры, а также новую городскую среду - кварталы с озелененными дворами и обслуживающими учреждениями (магазинами, детсадами, банями и др.). Началось строительство общественных зданий нового типа - рабочих клубов, которые становились композиционными и общественными центрами застройки.

Вследствие экономической отсталости, унаследованной от царской России, и разрухи, вызванной империалистической и гражданской войнами, строительство в первой половине 20-х гг. не могло вестись в широких масштабах. Но в этот период создавалось много архитектурных проектов, в которых нашли выражение романтика революционных преобразований, пафос борьбы, мечты о строительстве новой жизни.

По характеру средств архитектурной выразительности эти проекты были различными. Одни архитекторы, пользуясь испытанными традиционными приемами, создавали монументальные, архаизированные архитектурные образы. Проекты других авторов отличали поиск, новаторские решения. Но в обоих случаях отрыв от практического строительства обусловливал недостаточную реальность проектных решений, многие из них были в то время просто практически неосуществимы (рис. 235). Тем не менее само стремление к созданию новой архитектуры было знаменательным явлением.

В начале 20-х гг. среди архитекторов и художников возникло направление, которое получило название «конструктивизм». Его инициаторы считали, что в современных условиях художник должен вкладывать свой талант не в создание единичных предметов искусства (картин, скульптур), а в разработку художественных форм вещей, которыми пользуются миллионы людей (книги, мебель, одежда, посуда, автомобили, станки и т. п.); они считали, что задача художника не изображать предметный мир, а создавать, «конструировать» его - отсюда термин «конструктивизм». Но конструктивизм получил развитие главным образом в архитектуре.

Конструктивисты теоретически не намечали каких-либо конкретных характеристик стиля в архитектуре и дизайне. Они утверждали, что формы, определяющие облик вещи или здания, должны не задаваться в качестве установленных приемов, а вырабатываться на основе функционального назначения здания, применяемых материалов, строительных конструкций. Программа архитекторов-конструктивистов заключалась не в создании нового «архитектурного оформления», а в требовании соответствия архитектуры новым социальным условиям и новой строительной технике.

Конструктивисты считали, что архитектура должна служить задаче массового строительства промышленных, жилых и общественных зданий. Они занимались планировкой рабочих поселков и проекти­рованием производственных зданий, работали над внедрением типизации и стандартизации в проекти­рование и строительство.

Деятельность конструктивистов, их стремле­ние к тому, чтобы объемно-планировочная структура и внешний вид зданий соответствовали практическим требованиям, понимание ими высокого назначения архитектуры - служение интересам народа - ха­рактеризуют их во многом как представителей нового направления в советской архитектуре 20-х гг. Лучшие произведения кон­структивистов отличались обоснованностью планировочных решений и архи­тектурных форм. Однако возникали и такие постройки, которые свидетельство­вали об отношении проектировщиков к художественным задачам архитектуры как к вопросам второстепенным; обнажалась определенная противоречивость конструктивизма, во многих случаях архитектурная композиция являлась простым следствием функционально построенных планов и объемов.

Конструктивистами были созданы замечательные по тому времени проек­ты и постройки, оказавшие немалое влияние на искания архитекторов в За­падной Европе. Прогрессивные архитекторы в разных странах с воодушевле­нием принимали новаторские проекты и постройки в СССР, видя в них черты архитектуры будущего.

Конструктивизм не был единственным в своем роде новаторским тече­нием в советской архитектуре того периода. Если конструктивисты считали, что функциональное назначение здания, применяемые материалы и конструк­ции должны определять архитектурную форму, то представители другой твор­ческой группы, называвшие себя «рационалистами», были убеждены в том, что в архитектурном творчестве следует исходить из композиционной идеи, на основе которой разрабатывается архитектурное решение. Конструктивисты уделяли основное внимание разработке практических проблем архитектуры, а новаторство «рационалистов» сосредотачивалось на проблемах художествен­ной формы в архитектуре. Практически, однако, между ними не было резко­го различия. Хотя конструктивисты провозглашали, что они не предрешают стилевых приемов в определении облика и форм зданий, их творчество тем не менее с самого начала отличалось стилистической определенностью форм и композиций, испытав большое влияние «рационалистов», которые (как и гол­ландская группа «Стиль») первостепенное внимание уделяли композиционно-художественным проблемам архитектурного проектирования. Творчеством тех и других был создан стиль, которым характеризуется архитектура 20-х гг. (рис. 236).

Наиболее видными архитекторами-конструктивистами были А. Веснин, М. Гинзбург, И. Леонидов. Из «рационалистов» наиболее известными явля­ются Н. Ладовский и К. Мельников.

В строительстве, развернувшемся в стране в середине 20-х гг., эти архитекторы стремились воплотить идеи новой архитектуры. Но многие проек­тировщики, не поняв сущности новой архитектуры, видя в ней только новые формы, применяли их неорганично, т. е. без связи с действительными целями, средствами и условиями строительства. Было немало и таких, которые свои творческие задачи видели лишь в замене классических форм новомодными.

Техническая база современной архитектуры - это современное строи­тельное производство. Но строительная техника 20-х гг. была еще отсталой, качество массового строительства - невысоким, отсюда и объективные труд­ности в создании нового архитектурного стиля в условиях того времени.

Эти трудности приводили к укреплению позиций сторонников традицион­ной архитектуры, наиболее видными представителями которой были архитек­торы, получившие профессиональную подготовку в дореволюционной Петер­бургской Академии художеств. Их личные творческие склонности были не­одинаковы, крупные мастера и их творчество не укладывались в шаблонное представление о следовании традициям. И. Жолтовский являлся последова­тельным приверженцем архитектуры ренессанса. А. Таманян в дореволюцион­ный период работал в традициях классицизма, а в советское время обратился к формам средневекового зодчества Армении. И. Фомин пытался создать «современную классику», упрощая классические архитектурные формы.

Творчество А. Щусева отличалось широким диапазоном: он проектировал и в формах русской архитектуры XVII в., и в стиле новой архитектуры 20-х гг.

Эти архитекторы были сильны своим профессионализмом, имели боль­шой практический опыт работы. Представители других направлений по срав­нению с ними оказывались в несколько ином положении: поиски нового не обходились без творческих неудач. Унылая строчная застройка, не учитываю­щая реальных условий жизни «дома-коммуны», протекающие плоские крыши, неприглядный из-за низкого качества материалов и строительных работ вид простых архитектурных форм - все это дискредитировало новую архитектуру и побуждало отдавать предпочтение старой.

К середине 20-х гг. была завершена работа по восстановлению и рекон­струкции народного хозяйства. На очередь встал вопрос о дальнейшем раз­витии экономики. В декабре 1925 г. XIV съезд ВКЩб) провозгласил курс на социалистическую индустриализацию. В 1927 г. началось крупное промыш­ленное строительство. За годы первой пятилетки в СССР было построено свы­ше 1500 новых промышленных предприятий и сооружений, среди них такие известные всей стране объекты, как Днепровская ГЭС, Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, завод тяжелого машиностроения «Уралмаш» в Свердловске, Харьковский, Волгоградский и Челябинский трак­торные заводы, Московский и Горьковский автомобильные заводы, Ростовский завод сельскохозяйственного машиностроения, шарикоподшипниковый завод в Москве. Были вновь созданы целые отрасли промышленности, прокладыва­лись новые железные дороги, в необжитых восточных районах страны созда­вались новые города.

Царская Россия не знала таких промышленных предприятий, какие до­велось строить молодой Советской Республике. До революции архитекторы в России почти не занимались промышленным строительством. Промышленная архитектура как один из видов профессиональной архитектурной деятель­ности определилась в нашей стране в годы первой пятилетки, когда создание в кратчайшие сроки мощной индустриальной базы являлось задачей перво­степенной важности.

Участие архитекторов в промышленном и связанном с ним массовом жи­лищном строительстве оказало благотворное воздействие на развитие архи­тектуры. Выполнение заданий на проектирование, в которых выдвигались строгие требования практических удобств и экономичности, способствовало становлению трезвого архитектурного мышления. Промышленное строитель­ство вследствие практичности своих задач естественным образом требовало применения в архитектурном проектировании таких приемов, которые соответ­ствовали бы принятой технологии строительства и применяемым строительным материалам. Участие архитекторов в промыш­ленном и энергетическом строительстве обогащало их творческую палитру новыми приемами, способст­вовало формированию таких специфических особен­ностей современной архитектурной формы, как круп­ный масштаб, простота, строгий ритм, четкий си­луэт.

Создававшиеся в период первой пятилетки про­мышленные предприятия коренным образом отличались от дореволюционных фабрик и заводов с их хаотически застроенными территориями, темными и грязными цехами. В основу проектов новых пред­приятий были положены принципы четкости и ясности планировки. Терри­тории заводов благоустраивались и озеленялись. Здания цехов строились просторными и светлыми соответственно требованиям культуры производ­ства.

Важное значение для развития промышленности и всего народного хо­зяйства страны имело строительство электростанций, в том числе гидРоэлектростанций. В годы первой пятилетки была создана Днепровская ГЭС (рис. 237), в то время крупнейшая по мощности в Европе. Днепрогэс - это комплекс сооружений, преобразующих водную энергию в электрическую и обеспечивающих судоходный путь по Днепру там, где русло реки загромождено порогами. Комплекс состоит из плотины, шлюза с башнями управления, здания турбинного зала и других сооружений. Этот источник дешевой электрической энергии сделал возможным создание ряда промышленных предприятий, на основе которых возникло несколько рабочих поселков, составивших город Новое Запорожье. Проектированием гидроузла руководил профессор И. Александров, архитектурная часть проекта осуществлялась бригадой проектировщиков во главе с архитектором В. Весниным.

Величественная дуга бетонной плотины длиной 760 м с ритмичным рядом водосливов пересекла течение Днепра. По верху плотины проходит автомобильная дорога. У правого берега к плотине примыкает здание турбинного зала, у левого - находятся судоходные шлюзы. Выразительный и величественный архитектурный ансамбль Днепрогэса является выдающимся памятником своего времени; его облик символизировал героический период строительства социализма в нашей стране.

Большое место в советской архитектуре 20-х - начала 30-х гг. занимали градостроительные проблемы. Отличительной особенностью зодчества эпохи социализма является государственный масштаб проводимых работ. Единое плановое хозяйство и отсутствие частной собственности на землю позволили осуществлять широкие градостроительные замыслы, в короткие сроки создавать крупные ансамбли и целые города.

Еще в середине 20-х гг. в Москве, Ленинграде, Баку началось строительство жилищ для рабочих, которое велось путем сооружения не одиночных домов, а целых кварталов. В годы первой пятилетки строительство методом возведения жилых массивов приобрело широкий размах. При крупных промышленных предприятиях создавались рабочие поселки и жилые районы, которые тогда получили название «соцгородов». Их планировки были различными. Одни проектировщики применяли классицистические построения в традициях академизма, другие экспериментировали в поисках новых планировочных решений. Тем не менее при всех условиях архитектурная обстановка новых жилых районов с озеленением внутриквартальных пространств коренным образом отличалась от старой хаотической и затесненной застройки городов. Положительной особенностью новых рабочих поселков было комплексное строительство, заключавшееся в сооружении не только жилых домов, но и предприятий обслуживания населения - магазинов, школ, детских-учреждений, клубов и т. д.

Однако вследствие недостаточно развитых транспортных связей рабочие поселки нередко располагались вблизи промышленных предприятий, без соблюдения требуемых санитарно-защитных разрывов между промышленностью и жильем. Недостаточно высоким был еще уровень благоустройства в новых жилых районах, так как молодое государство все свои основные средства направляло на развитие промышленности, а те средства, которые выделялись на жилищно-бытовое строительство, расходовались почти всецело на возведение зданий.

Чем крупнее был поселок, тем больше было возможностей для создания в нем развитой системы культурно-бытового обслуживания, благоустройства территории и обеспечения жилых домов канализацией, теплофикацией и т. д., а также для организации транспортных связей. Например, крупным и благоустроенным был один из поселков, выросших на базе Днепрогэса (примыкающий к плотине на левом берегу Днепра); в то же время другие поселки, входившие в состав Запорожья, были небольшими, что приводило к необходимости частых поездок в старый город.

В период первой пятилетки строились не только поселки при существующих городах, но и возводились новые города. История еще не знала таких темпов градостроительства. В эти годы было заложено около ста новых городов; они быстро росли, ширились, и многие из них в короткий срок превратились в крупные промышленные и культурные центры (в их числе Магнитогорск, Комсомольск-на-Амуре, Хибиногорск, Караганда, Березники, Днепродзержинск и др.).

Расширялись и реконструировались многие старые города: Новосибирск, Баку и др. В столицах союзных республик создавались центральные ансамбли из зданий административного и общественного назначения, группировавшихся вокруг главной площади. В те годы не только создавались планы городов и поселков текущего строительства, но разрабатывались также проекты перспективного развития городов и предложения по принципиальным вопросам градостроительства.

Практическое развитие городов осуществлялось в силу действия объективных закономерностей, которые оказывались сильнее, чем предполагали авторы проектов. Те промышленные предприятия, которые уже существовали в старых городах, располагались на периферии города, окружая его селитебную (т. е. жилую) часть. Ликвидировать их в условиях, когда страна только начинала наращивать свой экономический потенциал, было недопустимо. Наоборот, существующие предприятия совершенствовались и расширялись; таким образом, их расположение закреплялось. Однако город рос, и новое жилищное строительство размещалось (так же как и часть ранее существовавших жилых построек) в непосредственном соседстве с промышленностью. Железнодорожные линии шли к промышленным предприятиям, пересекая жилую территорию. Так практически складывалось порой случайное сочетание различных элементов города, разумеется, очень отличавшееся от идеала.

Во вновь создаваемых городах тоже были свои трудности. В условиях необходимости быстрого развития индустрии площадки для строительства предприятий выбирались разными ведомствами без должного согласования друг с другом и с городской администрацией. При этом дирекция каждого завода была заинтересована в том, чтобы поселок, который строился предприятием для своих рабочих, находился возле завода. Все эти обстоятельства приводили к тому, что структура новых городов оказывалась во многом несовершенной.

* * *

Быстрое развитие промышленности в стране повлекло за собой бурный рост городского населения. Несмотря на то что в тот период силы и средства направлялись в первую очередь на создание, расширение и модернизацию промышленных предприятий, без широкого жилищного строительства обойтись было нельзя. В 1929-1932 гг. был введен в эксплуа­тацию большой объем жилья. Сформировался новый тип жилища - многоквартирный секционный жилой дом.

С конца 20-х гг. стали возводить преимущест­венно 4-5-этажные жилые дома во многих рабочих и иногда даже сельскохозяйственных поселках (на­пример, в зерносовхозе «Гигант» Ростовской обла­сти). Облик жилых зданий, возводившихся в этот период, в большинстве случаев соответствовал новой направленности зод­чества, сложившейся к тому времени (рис. 238).

В целях ускорения и удешевления жилищного строительства, а также для обеспечения должного уровня благоустройства жилищ разрабатывались и внедрялись в практику строительства типовые жилые секции, т. е. имею­щие заранее составленные стандартные планы. Уже в годы первой пятилетки появились зачатки будущего индустриального строительства: тогда впервые возник метод строительства домов не из кирпичей, которые укладываются вручную, а из крупных стеновых блоков, монтируемых с помощью подъем­ных кранов.

Помимо заводов и жилищ, в годы первой пя­тилетки строились здания общественного назначе­ния - рабочие клубы, школы, больницы, библиоте­ки, административные здания, отличавшиеся про­стотой архитектурной формы, свободной неканони­ческой композицией, принципиальным отказом от архитектурных реминисценций прошлого.

В связи с введением в 1930 г. всеобщего обя­зательного обучения детей возникла необходимость построить большое количество школ. Советское государство придавало делу народного образования первостепенное значение. Не хватало жилья, сущест­венные трудности приходилось преодолевать промышленности, но школами на­селение было обеспечено: каждый ребенок имел возможность учиться. Школы, возводившиеся в первую пятилетку, отличались от дореволюционных учебных заведений: в них устраивались лабораторные классы, учебно-производствен­ные мастерские, спортивные залы. Ввиду того, что создание архитектурного типа советской школы было новой для архитекторов задачей, не сразу бы­ли найдены оптимальные решения ее планировочно-пространственной струк­туры.

В числе объектов нового типа, создававшихся в конце 20-х - нача­ле 30-х гг., были «фабрики-кухни», т. е. крупные столовые, централизованные предприятия по изготовлению горячей пищи, которые должны были способ­ствовать облегчению положения работающих женщин. В большом числе строились больницы и поликлиники.

В 20-х гг. советские архитекторы разработали новый тип обществен­ного здания для проведения культурно-просветительных мероприятий - ра­бочий клуб. Виднейшее сооружение этого типа, вошедшее в историю совет­ской архитектуры,- Дворец культуры Московского автомобильного завода им. И. Лихачева (рис. 239). Он был построен во второй половине 30-х гг., но для этого здания во многом характерны особенности архитектуры перио­да первой пятилетки. Комплекс состоит из клубного корпуса и театра на 1200 мест. В его объемно-планировочной композиции сочетаются приемы, свойственные функционализму (например, корпус расчленен на объемы по функциональному признаку), и некоторые реминисценции классицизма. В со­ответствии с принципами новой архитектуры здание не имеет главного фаса­да, так как рассчитано на восприятие со всех сторон; сквозь корпус сделан сквозной проход для связи пространств. В то же время композиционный прием расположения зимнего сада так, что это помещение парадно фланки­ровано двумя симметричными лестницами, свидетельствует о влиянии тради­ционных тенденций.

Крупные общественные здания и их комплексы преобразовывали узло­вые планировочные пункты городов, формируя новые архитектурные ансамбли. В числе городских ансамблей, созданных в период первой пятилетки, - Дом госпромышленности в Харькове (рис. 240). Он состоит из корпусов (высотой до 17 этажей), в которых размещены различные учреждения, соединенных над­земными переходами в виде крытых мостиков-галерей. Этому сооружению свойственно сочетание новаторских и традиционных приемов композиции. Новым было прежде всего само создание крупного конторского комплекса. Однако чрезмерно обширная городская площадь перед ним не имеет практи­ческого назначения и задумана только из соображений парадности и пред­ставительности. Внешние формы здания сдержанны и соответствуют духу стилистической направленности новой архитектуры этого времени, но кон­фигурация планов корпусов в виде симметричных узоров типично традиционна.

Комплекс Госпрома с его крупным масштабом и живописной пластикой масс наглядно свидетельствовал, что новая архитектура выразительна и без накладных деталей на фасадах, а высотные здания могут быть достаточно величественными без надстроек в виде башенок со шпилями.

Особое место в советской и мировой архитектуре занимает уникальное сооружение - Мавзолей В. И. Ленина, созданный по проекту А. Щусева (рис. 241). Это сооружение является памятником создателю Советского го­сударства и служит правительственной трибуной на главной общественной площади страны.

Ко дню похорон В. И. Ленина был построен временный деревянный Мав­золей. Затем сооружен более капитальный деревянный Мавзолей, который простоял пять лет, и за это время его образ прочно вошел в сознание советских людей и трудящихся всех стран. Его общий облик сохранен при сооружении каменного здания Мавзолея в 1929-1930 гг. Одновременно была про­изведена реконструкция и перепланировка Красной площади.

Благодаря выразительному образу торжествен­ного мемориального сооружения и доминирующему положению на площади Мавзолей стал архитек­турно-композиционным центром ансамбля Красной площади, придав ей новое идейное содержание. Мавзолеи В. И. Ленина явля­ется выдающимся произведением советской архитектуры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru