Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

СССР. 1933-1954 гг.

В начале 30-х гг. произошли перемены в стилевой направленности советской архитектуры. Разнохарактерность творческих течений сменилась консолидацией архитектурно-профессиональных позиций. Вехой, знаменовав­шей этот поворот, послужил конкурс на проект Дворца Советов, проведенный в 1931 -1933 гг. В качестве рекомендации участникам конкурса было указано, что «поиски должны быть направлены к использованию как новых, так и лучших приемов классической архитектуры». Этот программный принцип был принят в качестве основы не только при проектировании данного объекта, но и во всем архитектурном творчестве 30-х гг.

Составление проекта Дворца Советов было в конечном счете поручено группе архитекторов (Б. Иофан, В. Гейлфрейх, В. Щуко) на основе резуль­татов конкурса. При этом было предложено завершить здание гигантской скульптурой Ленина, а само здание трактовать как пьедестал. Указания ориен­тировали на создание архитектурного образа, выражающего монументальность и величие. Соответствующий проект был выполнен (рис. 242), но начавшееся строительство было прервано войной и после войны не возобновлялось.

Конкурс на проектирование Дворца Советов показал, что советская ар­хитектура находилась еще в стадии формирования средств художественной выразительности. Творческие поиски архитекторов отличались разнохарактер­ностью и противоречивостью, архитектурные силы были расколоты на груп­пировки. Это обстоятельство отрицательно сказывалось на практике проекти­рования и строительства в стране.

В 30-х гг. была завершена реконструкция народного хозяйства. СССР вступил в полосу завершения строительства социализма. Состояние архитек­туры не соответствовало задачам дальнейшего развития советского общества. Партия и правительство предприняли ряд мер, направленных на объединение творческих сил архитекторов. В Москве, Ленинграде и других городах были созданы централизованные государственные архитектурно-проектные мастер­ские. В 1932 г. вместо разрозненных архитектурных обществ был образован Союз советских архитекторов, объединивший зодчих страны в единый твор­ческий коллектив.

В 1937 г. состоялся I съезд Союза советских архитекторов, подтвердив­ший единство творческой направленности работы архитекторов страны. На съезде был принят Устав Союза архитекторов СССР, в котором провозгла­шалась необходимость всестороннего решения архитектурных задач, подчер­кивалась важность решения идейно-художественных проблем.

Реорганизация архитектурно-проектного дела сыграла положительную роль в консолидации архитектурных сил страны. Но при этом стилистическое направление, определившееся в 20-х гг., не получило дальнейшего развития. Возобладали позиции традиционалистов, видевших путь социалистического зодчества в создании монументальных архитектурных образов и в использо­вании архитектурных приемов прошлого, что имело в определенном смысле отрицательные последствия. Проектировщики все большее внимание уделяли внешне-показной стороне архитектуры, постепенно нарастало украшатель­ство.

После успешного выполнения первого пятилетнего плана партия и пра­вительство в целях дальнейшего совершенствования архитектурно-строитель­ного дела предприняли ряд мер по укреплению его производственно-техниче­ской базы. В соответствии с решениями состоявшегося в 1934 г. XVII съезда партии была создана строительная индустрия как самостоятельная отрасль народного хозяйства.

Со второй половины 30-х гг. в практику начали внедряться скоростные методы возведения зданий и сооружений, механизация тяжелых и трудоемких работ. Осуществлялись (правда, пока в ограниченных пределах) типизация зданий и стандартизация их элементов. Технический уровень строительства повысился, но все же он продолжал отставать от уровня, достигнутого в других отраслях производства. Не хватало строительных механизмов, промышленность строительных материалов не удовлетворяла потребностей архитектуры, в недостаточной мере внедрялись в практику эффективные строительные конструкции. Это обстоятельство косвенно способствовало укреплению в архитектуре позиций сторонников традиционных архитектурных форм.

Все же и тогда создавались сооружения, представляющие выдающиеся достижения инженерного искусства. В их числе можно отметить выполненный из железобетона купол Московского планетария пролетом в 28 м (1928) и купол театра в Новосибирске, который при пролете в 55 м имел в вершине толщину 6 см (театр возводился в 1930-1943 гг.). Последующие успехи инженерно-строительного дела способствовали тому, что прогрессивные тенденции явились в конечном итоге определяющими в творческом движении советских архитекторов.

В годы второй и третьей пятилеток продолжал возрастать размах строительства. За 1933-1941 гг. капиталовложения в народное хозяйство в среднем за год более чем вдвое превышали соответствующие затраты 1929-1932 гг. Особенно интенсивно велось промышленное строительство. Были введены в эксплуатацию тысячи новых предприятий, десятки крупных электростанций. Возникли промышленные гиганты на Урале, в Донбассе, в Средней Азии. Одновременно подвергались реконструкции старые предприятия, а также расширялись и совершенствовались построенные в первой пятилетке.

30-е годы характеризуются широким размахом советского градостроительства. Превращение страны из аграрной в индустриальную имело следствием значительное увеличение численности городского населения. Стремительное развитие промышленности привело к созданию новых городов и росту существовавших. С 1928 по 1940 г. возникло более 200 новых городов (не считая поселков городского типа).

Новый общественный строй получил в наследство отсталое городское хозяйство. Состояние улиц, инженерно-бытовое оборудование и жилой фонд старых населенных мест не отвечали масштабам возросшего движения транспорта и потребностям чрезвычайно увеличившегося населения. Возникла настоятельная необходимость реконструкции городов, и в первую очередь Москвы.

В 1931 г. с целью улучшения транспортных и бытовых условий столицы было принято решение о расширении улиц, сооружении метрополитена и строительстве канала Москва - Волга. Был поставлен вопрос о том, что Москва должна быть не только удобным, но и красивым городом, что архитектурный облик столицы должен соответствовать величию социалистической эпохи.

Когда в 1932 г. был проведен конкурс на проект перепланировки Москвы, представленные проекты отразили различные градостроительные взгляды.

Например, предусматривалось развитие города с разрастанием его территории в одном направлении; в других проектах предлагалось снести большинство построек, упразднить существующую сеть улиц и фактически создать новый город на месте старого. Такого рода радикальные предложения были отвергнуты, и принято решение при реконструкции Москвы исходить из сохранения ее исторически сложившейся основы, но с перепланировкой и упорядочением сети улиц и постепенной заменой ветхих строений. К 1935 г. был разработан проект Генерального плана реконструкции Москвы, в котором была сохранена и закреплена центрическая радиально-кольцевая схема ее планировки. С целью создания лучших условий для движения транспорта радиальные и кольцевые магистрали расширялись. Однако проектировщики не учли, что схождение радиальных магистралей к центру превратит его в весьма напряженный транспортный узел.

В 1935-1941 гг. в Москве проводились большие работы по обновлению города. Был произведен сплошной снос малоценных строений в центральной части, в результате чего образовалась система площадей от здания Манежа до Большого театра. На этом участке были построены Дом Совета Министров СССР и гостиница «Москва». Улица Горького была расширена более чем вдвое в результате сноса построек на одной ее стороне и замены их новыми многоэтажными зданиями. Центр Москвы стал просторнее, приобрел крупный масштаб, отвечающий значению столицы. Раскрылись новые архитектурные перспективы, улучшилась общая обозреваемость Кремля. В новые ансамбли центра города органически вписались многие памятники зодчества.

С целью создания широкой магистрали, необходимой для пропуска потоков транспорта, были снесены бульвары на Садовом кольце и таким образом значительно расширена проезжая часть улицы. Большая работа была проведена по реконструкции набережных Москвы-реки. Они были очищены от захламлявших их складских и служебных построек и использованы в качестве транспортных путей. Берега Москвы-реки в пределах города одевались в гранит, сооружались новые мосты и совершенствовались старые. В результате всех этих мероприятий и благодаря возведению большого числа новых крупных зданий в короткий срок неузнаваемо преобразился облик города. Такого размаха градостроительных работ не было нигде в мире. Только социалистический строй мог сконцентрировать усилия и средства, необходимые для осуществления таких преобразований.

Однако в этой огромной по масштабам созидательной работе были допущены и некоторые просчеты, что было обусловлено сложными обстоятельствами ее осуществления. Реконструировать в короткий срок город на всей его огромной территории было экономически невозможно. Поэтому пришлось ограничиваться застройкой вдоль улиц и площадей; это рассматривалось как кратчайший путь к преобразованию облика города. Вдоль магистралей сносились старые постройки и сооружались большие, представительные здания, но за линией новых домов еще сохранялась прежняя застройка кварталов.

Аналогичные принципы организации магистралей и площадей затем проводились и при строительстве на свободных территориях. При этом существенную роль играл прием застройки по фронту улицы, обусловленный в значительной степени характерными для архитектуры 30-х гг. оформительскими тенденциями. Архитекторы исходили из идеи создания представительного облика улиц и площадей и поэтому основное внимание уделяли оформлению фасадов, обращенных к улице или к площади.

Одной из значительных строек, осуществленных в связи с реконструкцией Москвы, было сооружение в 1932-1937 гг. канала Москва - Волга. Строительство канала решило проблему водоснабжения огромного города, а также сделало Москву-реку полноводной, что благоприятствовало судоходству и усилило ее роль в городском ландшафте.

Уже в начале 30-х гг. уличное движение в Москве было предельно напряженным. Решить проблему транспорта позволило сооружение метрополитена (первая очередь-1932-1935 гг., вторая очередь-1936-1938 гг.).

Станции зарубежного метро строились как сугубо утилитарные сооружения. Они имеют вид мрачный, неприветливый, их украшают только расклеенные повсюду афиши. В создании советского метрополитена активное участие принимали архитекторы, которым впервые удалось, применяя раскрытые пространственные композиции, мажорную тональность оформления, добротные отделочные материалы, светлый колорит, преодолевать ощущение подземности, создавать интересные пространственные композиции, яркие архитектурные образы. Организовывалась эмоционально насыщенная архитектурная среда, психологически комфортная и идейно значимая. Кроме того, эстетически благоприятным и практически удобным было то, что станции имели индивидуальный облик.

Одна из лучших станций московского метро 30-х гг. - «Кропоткинская» (архитекторы А. Душкин и Я. Лихтенберг). Потолок перронного зала освещен здесь светильниками, скрытыми за капителями расширяющихся кверху колонн, что создает впечатление легкости и простора этого подземного интерьера. Архитектурные формы спокойны, ясны, лишены каких-либо украшений, красивы сами по себе.

Со временем оформительская сторона архитектурного решения метрополитена . (как подземных залов станций, так и наземных павильонов) стала все более акцентироваться. Метро конца 40-х - начала 50-х гг. оформлялось в духе общих тенденций архитектуры того времени. Архитектура метро 60-70-х гг. (в Москве, Ленинграде, Киеве, Баку, Тбилиси) отличается сдержанностью и в то же время художественной выразительностью; соблюдается прежний принцип преодоления неприятного ощущения подземности и создания индивидуального облика станций.

В 30-х гг., когда работы по реконструкции и застройке проводились в столицах союзных республик и в других крупных городах страны, опыт Москвы принимался в качестве образца. Повсеместно создавались ансамбли центров, застраивались главные улицы. В Ленинграде не было необходимости в реконструкции центральной части города; строительство осуществлялось здесь на свободных территориях, но тем не менее дома располагались по фронту улиц.

Реконструкция столиц союзных республик во многих случаях требовала коренных преобразований в такой мере, что фактически означала создание новых городов, за короткий срок ставших крупными хозяйственными и культурными центрами. Превратились в большие города и такие ранее маленькие городки и поселки, как Донецк, Челябинск, Новосибирск, Новокузнецк и многие другие. Градостроительные работы охватили все уголки страны, создавая во вновь сооружаемых и в реконструируемых городах условия для улучшения быта трудящихся и развития социалистической культуры.

Если при реконструкции существующих городов стремились как можно скорее преобразовать облик города размещением вдоль улиц новых зданий, то при строительстве новых жилых комплексов строительство велось не по магистралям, а по кварталам и районам. Хотя в этих случаях здания и строились вдоль проезжих улиц, создавались просторные и озелененные внутри-квартальные дворы, где устраивались игровые площадки для детей и места отдыха и где располагались школы, детские сады и ясли. Это резко отличало новые социалистические города от дореволюционной беспорядочной застройки с ее скученностью и тесными дворами-колодцами.

* * *

В годы второй и третьей пятилеток продолжалось всемерное развертывание жилищного строительства. В этот период был отработан принципиальный тип современной квартиры, определилась структурная схема многоквартирного жилого дома.

В 1933-1941 гг. строилось много зданий общественного назначения. В их числе значительное место занимают здания школ. Был выработан экономичный тип школы с компактной планировкой, введено в действие свыше 24 тыс. школ, детских садов и яслей, а также большое количество больниц и поликлиник.

Вместе с тем архитекторы нередко обращались к композициям, в которых новое функциональное содержание здания и его художественный образ были подчинены старым эстетическим канонам. Весьма показательной эта тенденция была в санаторно-курортном строительстве. До революции рабочие и крестьяне не имели понятия о санаториях и домах отдыха. Во второй половине 1930-х гг. было построено большое число санаториев и домов отдыха для трудящихся, в чем нашел выражение важный социальный фактор советской архитектуры. Но этот аспект массовости в назначении архитектуры учреждений отдыха искажался стремлением к парадной претенциозности санаторно-курортных зданий, что приводило к созданию ложных идейно-художественных образов, к излишней затрате средств. Этому явлению способствовало поначалу то обстоятельство, что бывшие особняки богачей и дворцы знати в курортных районах переоборудовались под здравницы для трудящихся. Тогда-то и возникло представление о том, что нужно строить здравницы в подчеркнуто пышном стиле. Сказывались устаревшие представления о том, какой должна быть архитектура.

* * *

В числе общественных зданий, строившихся в 30-х гг., были Дома правительств и Дома Советов в столицах союзных республик, здания городских и районных административных органов и общественных организаций. Эти сооружения должны были выражать в архитектурных образах социалистическую идеологию и демократический характер советского общества.

Значительным по своей роли в становлении архитектуры второй половины 30-х гг. было здание Совета Министров СССР в Москве (рис. 243).

Конструктивной основой этого сооружения является стальной каркас, что не отразилось на его архитек­турных формах: здание имеет вид каменного соору­жения. Применив такие приемы, как подчеркнутая симметрия, ритм вертикалей, лаконичность форм и упрощенная пластика, архитектор создал образ представительного административного учреждения. Ярким явлением в советской архитектуре того периода был советский павильон на Всемирной выставке в Париже, построенный по проекту Б. Иофана (рис. 244). Выставка по времени совпала с 20-летием Советской власти. В основу архитектурного образа павильона СССР была положена идея торжества социалистического государства рабочих и крестьян. Случилось так, что для этого здания был отведен довольно неудобный, вытянутый участок. Однако архитектор мастер­ски использовал эти условия и в синтезе с монументальной скульптурной группой создал архитектурный образ, выражающий революционный порыв, пафос строительства нового мира, жизнеутверждающую силу идей комму­низма.

Стремление к эмоциональной приподнятости образа было вообще характерно для советской архитектуры второй половины 30-х гг. В поисках способов выражения новых идей архитекторы использовали традиционные архитек­турные приемы и средства. Например, в Москве увлекались характерными мотивами итальянского ренессанса, в Ленинграде создавали композиции в духе русского классицизма, а в республиках возрож­дали разнообразные исконные приемы националь­ного зодчества в эклектическом смешении с классическими формами (рис. 245). В Москве по проекту И. Жолтовского было воз­ведено здание, формы которого повторяют облик итальянского палаццо XVI в. (рис. 246).

Попытки использования архитектурного наследия путем чисто внешнего, декоративного применения форм архитектуры прошлых эпох, украшения фа­садов и интерьеров традиционными орнаментами приводили к созданию архаизированных образов. Кроме того, перенесение архитектурных форм и композиционных приемов прошлого в современную практику не соответство­вало ни новой технике возведения зданий, ни идейным задачам отечествен­ной архитектуры.

В годы первых пятилеток в гигантских масштабах шло строительство, которое было проявлением героического стремления вырваться из вековой отсталости и достигнуть высокого уровня материальной и духовной культуры. В результате титанических усилий отсталая, аграрная, с полупатриархальным бытом страна в короткий срок превратилась в передовую, индустриальную державу. Повсеместно высились леса новостроек, сооружалось множество больших и малых промышленных предприятий, бурно росли города.

Интенсивно велись поиски прогрессивных путей развития архитектурно-строительного дела. В этот период определилась рациональная планировка и был разработан состав помещений для зданий разного назначения - производственных, жилых, общественных. При активном содействии архитекторов внедрялись передовые методы строительства. Например, в 1938 г. в Москве стал применяться поточно-скоростной метод возведения жилых домов. Сущ­ность его заключалась в переходе спецализированных рабочих бригад после­довательно с одного объекта на другой по мере завершения соответствующих работ; это был своего рода конвейер, подчиненный единому графику работ. Осуществить его стало возможным благодаря однотипности конструктивных и планировочных решений.

Внедрялось заводское изготовление деталей зданий. Началось сооруже­ние домов из крупных блоков - кусков стены (с готовой отделкой) весом в 1,5 - Зт, изготовляемых на предприятиях строительной индустрии, достав­ляемых на место и монтируемых подъемными кранами. Многоэтажные круп­ноблочные жилые дома возводились за 5-6 месяцев, тогда как процесс строительства аналогичного дома из кирпича длился 2-3 года. Однако до­военное крупноблочное строительство еще не было в полной мере индуст­риальным. Лишь в конце 50-х гг. стали укрупнять не только стеновые элемен­ты, но и другие конструкции здания (лестницы, перекрытия), с тем чтобы все сооружение монтировалось кранами и ручной труд на стройке был сведен к минимуму.

Архитектурная трактовка облика крупноблочных зданий была найдена не сразу. Проектировщики первых таких домов старались делать их похо­жими на традиционные каменные, изображая на блоках рустовку. Новатор­ским по сравнению с ними был жилой дом на Ленинградском проспекте в Москве (рис. 247). Здесь отделка блоков уже не имитирует каменную клад­ку. Здание приобрело облик, выражающий специфику примененной конст­рукции.

* * *

Созидательный труд советского народа был прерван войной. В период Великой Отечественной войны велось строительство, связанное с нуждами военного времени, - оборонительное и промышленное, а также в небольшом объеме в отдаленных от фронта районах - жилищное. С 1944 г. по мере ос­вобождения оккупированных врагом территорий шло восстановление разру­шенных населенных мест и промышленных предприятий.

Основной задачей архитектуры и строительства военного времени были сооружение новых и реконструкция существующих заводов на Урале, в Сибири и Средней Азии; за годы войны было построено 3500 промышленных пред­приятий. Одновременно с заводами возникали заводские поселки, которые тогда застраивались в основном малоэтажными домами. Военная обстановка требовала максимальной дешевизны строительства, вследствие чего применя­лись простейшие конструкции и наличные местные материалы. К числу инте­ресных в архитектурном отношении примеров жилищного строительства военного периода относится рабочий поселок в Гурьеве (Казахстан), соору­женный в 1944-1945 гг. (архитекторы А. Арефьев и С. Васильковский).

Война принесла огромные бедствия стране и народу. Были разрушены многие заводы, электростанции, жилые дома и общественные здания, цен­нейшие памятники архитектуры. Города и села лежали в развалинах. В 1943 г. для руководства деятельностью архитекторов по восстановлению разрушенных городов и сел, а также развитию на­селенных мест в районах, не затронутых военными действиями, был создан Комитет по делам архитек­туры СССР. Восстановительные работы начались еще во время войны, массовое строительство раз­вернулось после ее окончания.

Многие города пострадали во время войны на­столько, что теперь они, по существу, рождались заново. К их числу в первую очередь относится город-герой Волгоград. Восстановленный, он очень отличается от довоенного. Обновлен почти весь его капитальный фонд, существенно изменена планиров­ка. В процессе восстановления города уточнена трассировка улиц, упорядо­чена застройка, улучшено благоустройство. В центральной части города, на участке между железнодорожным вокзалом и речной пристанью, создана выразительная пространственная композиция с выходом к реке. (Авторы проекта генплана и ряда крупных зданий города - архитекторы К. Алабян, В. Симбирцев, Н. Поляков, А. Пожарский, Е. Левитан и др.).

Минск, разрушенный более чем на 75%, тоже фактически был выстроен заново. Созданный после войны городской центр Минска представляет собой систему площадей, связанных магистральной ули­цей; площади и магистраль обстроены крупными зданиями. Подобная трактовка городского центра типична для послевоенного градостроительства. (Авторы проекта планировки центральной части го­рода и ряда его крупных зданий - архитекторы Б. Рубаненко, М. Парусников, М. Барщ, Л. Голубовский, А. Корабельников, М. Осмоловский и др.) Было проведено восстановление Киева. Заново застроена главная улица столицы Украины - Крещатик. В отличие от прие­мов застройки сплошным фронтом зданий вдоль улицы здесь по проекту, составленному под творческим руководством архитектора А. Власова, была создана оригинальная композиция: одна сторона улицы, с повышенным релье­фом, застроена зданиями, поставленными раздельно и на разных расстояниях от улицы, а самим зданиям придан разнообразный силуэт. Этот прием опре­делил живописное пространственное решение застройки центра Киева.

С 1948 г., после окончания восстановительного периода, в нашей стране повсеместно велось обширное жилищное строительство. Наряду с фасадной застройкой улиц и площадей осуществлялась застройка по территориям, т.е. формировались крупные жилые массивы, что является прогрессивным принципом советского градостроительства.

Один из лучших примеров комплексного строительства того периода - застройка Песчаных улиц в Москве (1948-1954 гг., архитекторы 3. Розенфельд, П. Помазанов и др.). Концентрация строительства на определенном участке городской территории обусловила проведение комплексного проектирования, что позволило осуществить поточный (конвейерный) метод производства строительных работ и применение строительных деталей заводского изготовления. За короткий срок здесь было возведено более ста многоэтажных жилых корпусов, построены школы, кинотеатр и другие здания. Однако передовые методы проектирования и строительства сочетались с консервативным приемом периметральной застройки кварталов, что ухудшало бытовые условия и обусловливало плохую инсоляцию значительной части квартир. Внутриквартальные территории были обильно озеленены, но в них не хватало необходимых хозяйственных устройств. Традиционные композиционные приемы обусловливали усложненную конфигурацию зданий, что препятствовало широкому внедрению стандартных строительных изделий заводского производства. Фасады оснащались декоративными деталями, которые изготавливались индустриальным способом; между тем массовое производство единообразных художественных элементов, стиль которых соответствует эпохе ручного труда, приводило к их эстетическому обесценению.

Во время войны было разрушено свыше 70 млн. кв. м жилой площади; эта потеря была восстановлена за первые четыре года послевоенного строительства, и впоследствии жилой фонд продолжал увеличиваться. Тем не менее жилищный вопрос оставался острым вследствие быстрого роста городского населения. Кроме того, обеспечение жильем по низким нормам не удовлетворяло возросшие запросы.

В первые послевоенные годы строились главным образом малоэтажные дома, поскольку приходилось ориентироваться на простейшие методы строительства. Были разработаны серии типовых проектов таких жилых домов, что позволило в короткие сроки застраивать новые районы городов. Однако малоэтажная застройка приводила к большому расходу городских территорий.

С 1948 г. в жилищном строительстве увеличился удельный вес многоэтажных домов, и в эту область зодчества также стало внедряться типовое проектирование. Большой объем работ требовал типизации жилых, а также массовых общественных зданий. Однако типовое проектирование еще не было в достаточной мере комплексным: в разных сериях типовых проектов применялись разные конструктивные элементы. Таким образом, типовое проектирование в весьма недостаточной степени упрощало строительство. Повышение эффективности архитектурно-строительного дела тормозилось чрезмерным акцентированием эстетической стороны архитектуры в ущерб требованиям индустриального производства, без которого современное массовое строительство невозможно.

Попытки широкого внедрения в строительную практику индустриальных типов зданий - крупноблочных и крупнопанельных - были предприняты в начале 50-х гг. В 1952 г. возникла идея весьма перспективной бескаркасной крупнопанельной системы. Согласно этому принципу панели не навешиваются на железобетонный или стальной каркас, а соединяются друг с другом,образуя стены и перекрытия. Но развитию индустриального домостроения препятствовали устаревшие эстетические представления, потому что традиционная эстетика архитектуры ориентировалась на кустарные методы строительства. Крупноблочное и крупнопанельное строительство эффективно, если число типов блоков или панелей, применяемых для возведения здания, невелико. Применение этих новых конструкций для зданий сложных конфигураций (которые свойственны строительству из кирпича) сводило на нет преимущества новых инженерных систем.

В послевоенный период интенсивно велось строительство массовых общественных зданий. Так, за послевоенное десятилетие было построено свыше 30 тыс. школ. В промышленных городах и рабочих поселках строились в большом количестве клубы, Дома культуры, кинотеатры. Но «архитектурное оформление» этих объектов вело к непомерно большой стоимости строительных работ и часто не соответствовало прогрессивным эстетическим идеалам.

В период 1933-1954 гг. был построен ряд объектов, в которых решалась главным образом идейно-художественная задача. Среди них такие выдающиеся произведения, как павильон СССР на Всемирной выставке в Париже, о котором уже говорилось, и ансамбль-памятник советским воинам в Берлине (скульптор Е. Вучетич, архитектор Я. Белопольский). Не случайно в обоих сооружениях скульптура играет большую, определяющую роль. Это архитектурно-скульптурные произведения, в которых архитектура и скульптура, взаимодействуя, создают яркий образ, обладающий высокой идейно-художественной выразительностью.

Если эти объекты имеют специфическое назначение, то для других сооружений практические удобства не менее существенны, чем художественная выразительность, для третьих они более существенны. В каждом случае архитектор должен учитывать суть задачи, что, однако, не всегда имело место. Например, в начале 50-х гг., когда в стране строились крупные гидротехнические комплексы, инженерные сооружения Волго-Донского водного пути были трактованы без должной рациональности, как грандиозный ансамбль архитектурно-скульптурных монументов.

В послевоенный период архитекторы стремились в величественных архитектурных образах выразить пафос исторических свершений. Но для реализации этой задачи нередко использовались архаизированные архитектурно-художественные приемы.

После войны продолжалось строительство Московского метрополитена (не прекращавшееся и во время войны). В 50-х гг. строились линии метро в других крупных городах: в Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку. Тенденция украшательства сказалась на оформлении этих новых транспортных сооружений (рис. 248).

В начале 50-х гг. в Москве было построено несколько высотных зданий. Они сыграли роль новых выразительных акцентов в силуэте города, придали облику столицы более крупный масштаб. Однако архитектурные формы этих зданий не соответствуют их конструктивной основе: постройки на стальном каркасе оформлялись на манер массивных, тяжеловесных сооружений.

Здание Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова на Ленинских горах возведено в новом, развивающемся районе города. Благодаря своему расположению на возвышенности у излучины реки оно хорошо просматривается с дальних точек. Центром композиции служит 32-этажный объем, увенчанный шпилем (рис. 249). Новое здание университета - крупное и сложное сооружение; в нем находятся аудитории, научно-учебные лаборатории, библиоте­ка, музей, актовый зал на 1500 мест, клуб со зри­тельным залом на 800 мест, два спортивных зала и зимний плавательный бассейн, большое число других помещений. В состав комплекса входят общежития для 6 тыс. студентов и аспирантов, квартиры для преподавателей. Здесь созданы все возможности для учебной и научной работы, а также для отдыха.

В период 1933-1954 гг. одностороннее понимание архитектуры и тен­денция к монументализации архитектурных образов вступали в конфликт с требованиями экономичности и практичности строительства. Эти явления в архитектуре рассматриваемого времени были вызваны рядом причин. Успехи социалистического строительства в 30-х гг., а затем победоносное окончание войны вызвали настроения, побуждавшие к созда­нию триумфальных образов в архитектуре. Опреде­ленную роль играли тенденции парадности в архи­тектуре. Архитектурная творческая практика во многом не согласовывалась с развитием строитель­ной техники.

Теперь, по прошествии определенного истори­ческого срока, мы можем объективно оценить зна­чение периода 1933-1954 гг. в истории советской архитектуры. В огромных масштабах велось строительство всех видов соору­жений, предназначавшихся для нужд народного хозяйства, для культуры и быта трудящихся. После колоссальных разрушений периода войны был не только восстановлен, но и значительно превзойден довоенный капитальный жилой фонд. Преобразился облик городов и сел. Этот период стал эпохой в истории советской архитектуры, заложил основы ее дальнейшего развития.

Итак, положительным является и сам факт огромных масштабов строи­тельства, и то, что все строительство, которое велось в нашей стране, пред­назначалось для народа, для его блага. Эти достижения имели чрезвычайно важное всеобъемлющее значение в истории отечественной архитектуры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




проектирование промышленных зданий - Дипломная работа

© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru