Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Приложение. Ю. П. Спегальский - теоретик и организатор охранно-реставрационного дела (Псков. Система архитектурных заповедников)

Публикация О. К. Аршакуни

Создание архитектурных заповедников
в Пскове должно явиться одним из
наиболее важных и неотложных
мероприятий по охране памятников. Это
мероприятие, пожалуй, наиболее ярко
покажет наше отношение к культурному
наследию русского народа и наиболее
сильно выразит преимущество советской
охраны памятников и сделанные ею за
последнее время успехи.
          Ю. П. Спегальский. 1945 год

Юрий Павлович Спегальский был глубоко убежден в том, что преимущество советской охраны памятников вовсе не означает, что она может развиваться и совершенствоваться сама собой. Для этого необходимо именно нам, советским людям, много и упорно поработать над тем, чтобы использовать это преимущество и создать такую охрану памятников, которая неизмеримо опередила бы все существовавшее до сих пор. "Именно преимущество советской охраны памятников и ее богатейшие возможности требуют от нас сознательной и глубокомысленной разработки ее вопросов", - писал Ю. П. Спегальский (Из текста общественных выступлений Ю. П. Спегальского в 1945 году. Подлинники хранятся в архиве Ленинградского отделения Института археологии Академии наук СССР (далее - ЛОИА АН СССР). копии - в Научном архиве Спегальского (далее - НАС) при комиссии по творческому наследию Ю. П. Спегальского. утвержденной Президиумом ВООПИК СССР.).

Эта точка зрения советского исследователя, устремленного в своих научных изысканиях одновременно и в прошлое, и будущее русской культуры, была реализована в его создании системы охраны памятников истории и культуры.

Оригинальный проект Ю. П. Спегальского, впервые в 1945 году предложившего на примере Пскова совершенно новую научную методику в подходе к реконструкции развивающихся исторически ценных городов в Советском Союзе, вызвал среди специалистов в этой области науки живой интерес, получил одобрение в Главном управлении охраны памятников архитектуры (ГУОПА) (Об этом свидетельствует ряд подлинных документов, хранящихся в Государственном архиве Псковской области (далее ГАПО) и в НАС.).

Результат научной мысли исследователя, его творческого поиска выразился в раскрытии основных принципов народного зодчества - самой сути оригинального построения русского средневекового города. Так, впервые была создана научная основа в подходе к реконструкции исторической градостроительной системы и определен правильный путь подлинно живой связи новой планировочной системы и новой застройки с архитектурно-планировочными приемами древних зодчих.

Этот серьезный вклад Ю. П. Спегальского в историю отечественной культуры сохраняет свое актуальное значение, является основой для дальнейшей работы этого плана. Система охранных зон или архитектурных заповедников Ю. П. Спегальского сегодня реально воплощается в жизнь.

Об идее создания архитектурных заповедников в 1945 году писал профессор, доктор архитектуры В. И. Пилявский: "...сразу после окончания Отечественной войны архитектор Ю. П. Спегальский предложил систему создания охранных зон, учтенную в перспективном проекте восстановления Пскова <...> Юрий Павлович добился сохранения многих элементов древней планировки почти начисто уничтоженного города, особенно той, где были сгруппированы руины древних памятников, подлежащих возрождению. Так возникла идея создания архитектурных заповедников в Пскове" (Пилявский В. И. Ученый, архитектор, реставратор // Еженедельное обозрение. 1970. 14 февр.).

Проблема восстановления Пскова после войны волновала Ю. П. Спегальского еще в самом ее начале. Он писал: "Думая о Пскове, о его восстановлении, думая об этом еще в 1941-1942 годах, прикидывая всяческие вариации и возможности, я самостоятельно пришел к псковскому варианту идеи сохранения остатков старины путем создания архитектурных заповедников..." (Из личной переписки Ю. П. Спегальского (Архив ЛОИА АН СССР, фонд Спегальского № 78 подлинники). (НАС, копии) ).

В 1943 году Ю. П. Спегальский, находясь на лесозаготовках, в условиях изнурительного труда и быта, сумел уже подготовить эскизы особых охранных зон к своему будущему проекту планировки архитектурных заповедников в Пскове.

В 1945 году установленные проектами зонирования Ю. П. Спегальского древние улицы и площади, границы особых зон микрорайонов вошли в общий генеральный проект планировки Пскова, которым занимались тогда ленинградские архитекторы, и были утверждены в общей схеме генплана СНК СССР после Великой Отечественной войны.

Этому предшествовала большая кропотливая научно-исследовательская работа Ю. П. Спегальского по определению характерных, свойственных Пскову градостроительных и планировочных приемов эпохи расцвета его самобытной архитектуры. Был исследован большой исторический материал, относящийся не только к развитию планировки Пскова, но и к тем изменениям, которым она подверглась в XVIII веке. Предварительное исследование древних псковских планов, и особенно скрупулезный анализ плана 1778 года, который наглядно показал размеры уничтожения древней планировки Пскова и создания совершенно иной планировки, при которой памятники потеряли связь с городскими улицами и площадями, а также происходящие в течение столетий нивелировки рельефа, отразившиеся весьма невыгодно на архитектурной выразительности памятников Пскова, - все это было учтено исследователем при определении системы охранных зон, осуществляющих его псковский вариант идеи охраны памятников.

Ю. П. Спегальский стремился сберечь все, что осталось от духовного богатства древнего Пскова, создать необходимые условия для глубокого изучения градостроительных, архитектурно-планировочных приемов русского зодчества и закрепить новые данные архитектурно-археологического исследования и реставрации памятников истории и культуры. Его проект впервые решал задачу комплексной реставрации и правильного использования памятников и создания условий для массового ознакомления с культурным наследием Пскова и патриотического воспитания поколений. "Реставрация памятников, создание архитектурных заповедников и создание музея древне-псковской архитектуры одинаково необходимы и должны дополнять друг друга", - писал Ю. П. Спегальский в 1945 году (Из текста публичных выступлений Ю. П. Спегальского в 194.1 г. (Архив ЛОИА АН СССР, подлинники). (НАС, копии) ). Подлинные документы того времени хранят в себе неопровержимые факты широкой творческой деятельности Ю. П. Спегальского в решении насущно острой проблемы охраны памятников в восстанавливаемом из руин Пскове.

Этой цели был подчинен его большой творческий труд, одухотворенный видением будущего социалистического Пскова.

95. Планировка одного из заповедников, созданных Ю. П. Спегальским: 'Заповедник на Полонище и части Среднего города'. В настоящее время ведутся работы по его осуществлению
95. Планировка одного из заповедников, созданных Ю. П. Спегальским: 'Заповедник на Полонище и части Среднего города'. В настоящее время ведутся работы по его осуществлению

Ю. П. Спегальский помог тогда не только увидеть много нового и ценного в культурном наследии Пскова, но и сохранить его, создать основу для его дальнейшего изучения. В то же время именно он был горячим защитником современной культуры, усматривая тесную связь охраны и изучения памятников в нашей стране с общими задачами социалистического общества.

Но добиться тогда, чтобы памятники XVIII века, расположенные внутри кварталов, были выведены наконец из "задворков", как называл их исследователь (в которых они находились двести лет), и включены в общую схему улиц и площадей восстанавливаемого города, оказалось нелегко. Для выполнения этой цели потребовалось проявить самоотверженную волю, стойкость и мужество, силу убеждения и настойчивую принципиальность в борьбе с противниками в самом Пскове, выдвигающими тогда свою идею, заключавшуюся в том, чтобы не выводить памятники на улицы и площади, а оставлять их по-прежнему на "задворках", внутри кварталов, обстраивать эти кварталы большими многоэтажными зданиями, то есть скрыть их от взоров, чтобы они могли беспрепятственно разрушаться а потом, после своего "физического и морального износа", могли быть снесены (Примером осуществления такой "идеи" может служить памятник - церковь Сергия с Залужья. оказавшийся внутри квартала, обстроенного многоэтажными домами, а также (отчасти) храм Старого Вознесения. ).

В основе подобного подхода было почти полное отрицание ценности древнерусской архитектуры, и все это имело прямую угрозу уничтожения своеобразного облика исторического города. В дальнейшем основные требования системы архитектурных заповедников Ю. П. Спегальского неоднократно нарушались новой застройкой центра города (Эти факты зафиксированы в письме Комитета по делам архитектуры при Совете Министров СССР от 5 июля 1947 г. в адрес Отдела по делам архитектуры Псковского облисполкома (ГАПО. ф. 1767. оп. 1. д. 35)). Исполняя высокий общественный долг, Ю. П. Спегальский проявлял тогда высокую самоотверженность.

Известно, что представленный ленинградскими проектировщиками первый вариант проекта восстановления Пскова не учитывал сохранение древних градостроительных участков с фрагментами древней планировки - улицами и площадями, с памятниками архитектуры, - допуская в этом главном вопросе реконструкции исторического города недопустимые нарушения. Яркие взволнованные выступления Ю. П. Спегальского при обсуждении проекта содержали стремление предотвратить небрежное отношение и поверхностный подход при решении этого вопроса.

С особой силой выразительности и с глубокой проникновенностью прозвучало тогда выступление Ю. П. Спегальского на конкретно насущную тему "Как надо восстанавливать Псков". В нем доминировала основная мысль, что "без понимания художественной сути Пскова было бы непростительной ошибкой браться за восстановление Пскова. <...> Можно ли восстанавливать Псков, создавать его новую архитектуру, не учитывая его замечательного архитектурного прошлого. <...> Изменяя и приспосабливая планировку Пскова к современным требованиям, нужно бережно отнестись к красоте Пскова, к его памятникам. Потому, что то "кое-что", что осталось от древнего Пскова имеет такую ценность и такую силу, что именно оно украшает и делает его Псковом. Псков для нас не просто населенный пункт. Это один из древнейших русских городов, памятник истории, героический город-боец, спасавший Россию от нашествий, город, в самые тяжелые для России века хранивший русскую культуру. Мы не можем равнодушно отнестись к нему и остаткам его былого искусства. Мы должны не только восстановить памятники Пскова, но и возродить красоту Пскова, чтобы он был именно Псковом, чтобы не померкла красота, ему одному присущая.

Псков XV-XVI веков был одним из крупнейших и богатейших культурных центров не только России, но и всего тогдашнего мира. На наш взгляд современного человека, это был огромнейший музей сокровищ, которым цены не было. Об этом богатстве мы можем судить лишь по сохранившимся крохам. Но эти крохи очень определенно и ясно говорят о всей бесценности и неповторимости исчезнувшего. А потому вопрос о сохранении остатков памятников и своеобразного облика Пскова никогда не потеряет своей актуальности. Возрождение города должно покоиться на двух принципиальных основах: сохранение всего того, что осталось от древнего Пскова, и поисках образа новой советской архитектуры.

В условиях Пскова от умелого разрешения вопроса охраны памятников, их включения в общую композицию, в систему городских улиц и площадей, их выявления и реставрации, их содержания в порядке и правильного использования зависит облик Пскова и его благоустройство, его красота. Сохранить красоту и особую архитектурную специфику Пскова совершенно необходимо...

Вся работа исследователя русского зодчества в области охраны и изучения прошлой русской культуры должна быть направлена на создание научной основы для дальнейшего развития социалистической культуры. Надо учиться у своего народа, творящего веками и обладающего тысячами талантов, создавшего гениальные произведения искусства.

Почему мы мало черпаем из этого источника? Может быть, потому, что недостаточно знаем его? Мы получаем, несомненно, громадную пользу, изучая архитектуру других стран и народов. Но можем ли мы использовать прошлую культуру человечества и проходить мимо того, что сделал наш народ?

Памятники псковской архитектуры были созданы руками и архитектурным гением псковских каменщиков. Это произведения русского народного творчества, и народная архитектурная мудрость в свое время нашла в них ярчайшее выражение. Изучая эти памятники, видишь, что в основе их форм, архитектурных приемов - во всем (от общей композиции до деталей) лежит ярко выраженная мысль мастера-каменщика, человека труда, своими руками, обрабатывавшего строительный материал, укладывающего его в дело, создававшего конструкции здания и его декорацию, делавшего подсобные приспособления - леса, кружева; человека, прекрасно знавшего свойства материала и наиболее рациональные приемы и способы его использования. Конечно, для того чтобы это увидеть и понять, нужно самому достаточно разбираться в круге тех вопросов, которые так хорошо были известны в свое время псковским зодчим.

Необходимо извлекать уроки из прошлого, использовать его положительные стороны. Только очень хорошее знание прошлого нашей архитектуры может сделать наше творчество свободным и даст возможность создать новые органичные формы архитектуры. Однако необходимо предупредить о недопустимости поверхностного подражания прошлому (и не только прошлому), путь подражания для советской архитектуры совершенно неприемлем. Нам нужны искания создания нового, но искания не беспочвенные и новые, не во имя одной только новизны, а то новое, что органически исходит от всей нашей жизни.

Глубокое, точное знание древнерусской архитектуры совершенно необходимо как для исследователя-реставратора, так и для архитектора, создающего новую, социалистическую архитектуру.

Сегодняшняя действительность требует сведений о нашей прошлой русской культуре, полученных на основе глубокого анализа сложных исторических явлений и глубинных социально-экономических процессов. Сведения случайные, механически оторванные от общего клубка вопросов, лишенные какого бы то ни было классового содержания, наносят вред нашей современной культуре.

Умение реставрировать, охранять памятники недаром служит признаком высокого уровня культуры народа. Для этого недостаточно одного желания, если нет соответствующих знания и отношения к памятникам старины. Плохо, когда какой-либо памятник искажается грубой "реставрацией", но если большинство окружающих людей все же отдают себе отчет в неполноценности и недопустимости такой "реставрации", то все же это еще поправимо. Ужасно, когда такая "реставрация" становится единственно возможным видом "восстановления" памятников, когда совсем перестают даже представлять себе, каким должно быть настоящее восстановление памятников и какой они должны получить облик. В таком случае лжереставраторы уродуют их, пороча их и распространяя про них неправду, позоря нашу культуру, не столько прошлую, сколько настоящую.

Вопрос полного восстановления Пскова уже на порядке дня. Поэтому нужно теперь же твердо установить кардинальные принципиальные основы восстановления его архитектуры. Псков должен стать городом, накапливающим в своих пределах плоды русского искусства, а не теряющим их. <..> Памятникам необходимо вернуть их положение на улицах, перекрестках, площадях. Памятник, оторванный от окружения, которое он организовывал, лишенный тех точек зрения и того фона, на который он был рассчитан,- уже мертвый памятник, и не только мертвый, но и искаженный. Я уверен в том, что все памятники Пскова до единого станут украшением города, если их уметь использовать, уметь "поставить" и показать. <...> Рядом с новой архитектурой памятники с их окружением особенно заблистают своей красотой в салу контраста, а новая архитектура выявится особенно ярко именно рядом с памятниками старины. Контраст был, есть и будет сильнейшим приемом всякого искусства, нужно лишь уметь его применять. Нужно суметь так сочетать новую архитектуру со старой, чтобы и та, и другая от этого только выигрывали бы. В этом случае никакого противоречия между ними не будет. Если же мы не будем придерживаться такого принципа, так как же мы можем накапливать наше вековое наследие красоты! Однако каждый случай в сочетании старого и нового может быть индивидуальным и потребует чуткого творческого подхода и глубокого уважения к тому, что было сделано псковскими народными зодчими.

Уместно поставить еще один вопрос - о недопустимости псевдорусского реставраторства в застройке Пскова. Застраивать восстановленные старые улицы и площади вокруг памятника древне-псковской архитектуры постройками в "русском стиле" особенно недопустимо. Совершенно необходимо оградить Псков от попыток насаждения имитаторского псевдорусского стиля. Застройка вокруг памятников должна отвечать им величиной зданий, их этажности, чередованием домов с садами, планировкой дворовых участков. Она должна быть особенно вдумчиво разработана с учетом увязки ее с памятниками. Такие участки, как Кремль, Довмонтов город, Волчьи Ямы, а также все участки и дворы у древних зданий, могут рассматриваться только как заповедники, на которых невозможно возведение каких-либо построек.

Древний Псков рос в течение многих столетий, накапливая плоды народного творчества и его опыт. Несомненно, можно многому научиться на его памятниках. Мы как наследники всей русской культуры обязаны сделать это. Восстанавливая Псков, мы должны прежде всего уяснить себе все его архитектурные особенности, прочувствовать глубоко и полно все своеобразие его, милый уютный русский характер - народную, близкую сердцу красоту... Мы должны понять, из чего складывалось и складывается общее впечатление от города, какие частности дают характер города и его красоту... Выполнение задач требует большого труда и настойчивой целеустремленной борьбы. Мы имеем возможности для исполнения их полностью. Нужно только сознавать эти задачи и не упрощать их, а бороться за их осуществление, помня, что это будет способствовать общему расцвету социалистической культуры в нашей стране и укреплению и поднятию престижа СССР среди всех стран мира, ярко демонстрируя преимущество советской культуры.

Охрана и изучение памятников древнерусской архитектуры не должны стоять в стороне от общей работы по строительству социалистической культуры в нашей стране, в нашем городе. Об этом должны помнить те архитекторы, которым поручено создавать советский Псков. Им необходимо проникнуться сознанием ответственности работы в Пскове. Они работают в одном из самых интересных городов России, городе, который был некогда крупнейшим центром русской культуры, который создал замечательное искусство и до сих пор хранит сокровища этого искусства" (Из текста выступления Ю. П. Спегальского в 1945 г. при обсуждении первого варианта проекта восстановления Пскова ленинградских проектировщиков на тему "Как надо восстанавливать Псков" (Архив ЛОИА АН СССР, фонд Спегальского № 78. подлинник), (НАС, копия) ).

Еще при обсуждении первого варианта проекта ленинградских проектировщиков Ю. П. Спегальский настаивал на необходимости предварительного изучения ими облика Пскова, предупреждая о том, что нельзя проектировать новый Псков, не подняв всего возможного материала, относящегося к прошлому его архитектуры. Но, как известно, ленинградские архитекторы этими научными изысканиями не занимались. Они получили в свое распоряжение готовые научно-исследовательские материалы Ю. П. Спегальского, и их работа над вторым (последним) вариантом проекта в решении главного вопроса охраны архитектурного и градостроительного наследия Пскова проходила уже на основе использования материалов исследователя древнерусского зодчества и при его непосредственной консультации (Ю. П. Спегальский был специально откомандирован в Ленинград, для того чтобы провести консультационную работу по его архитектурным заповедникам.).

"...Очень хорошо, что проектировщики внесли в свой план выдвинутую и разработанную мной идею возрождения сетки зеленых уютных пешеходных проходов и площадей, которая свяжет памятники и даст им возможность дышать и жить. Я готов выразить им за это всяческую благодарность... Они несколько осовременили конфигурацию их, а это совсем не нужно... Последний вариант генплана Пскова представляет собой значительный шаг вперед по сравнению с первым вариантом, однако проект производит двойственное впечатление. С одной стороны, в нем нельзя найти теперь крупных промахов и несуразностей, с другой - он оставляет чувство неудовлетворенности... Происходит это потому, что проектировщики не прочувствовали характер Пскова, и это не случайно. Они, так же как и в начале проектирования, остались чужды Пскову, а Псков им, а это неизбежно отразилось на их проекте... Ими была допущена непростительная ошибка. Они проектировали, ничего не сделав для того, чтобы серьезно ознакомиться с архитектурным прошлым Пскова... В вопросе стиля новой архитектуры: в начале проектировщики ориентировались на ампир, потом на древнерусский стиль. Одно нисколько не лучше другого" (Из текста выступления Ю. П. Спегальского при обсуждении второго варианта проекта восстановления Пскова, представленного ленинградскими проектировщиками.).

Ю. П. Спегальский в своем детальном проекте планировки архитектурных заповедников (1945-1947) поставил уже задачу "уточнить намеченные в схеме генплана к восстановлению древние улицы и площади, решить их планировку, так же как и планировку особых микрорайонов города и охранных зон у памятников, и связать все эти территории в единую систему" (См.: Спегальский Ю. П. Пояснительная записка к проекту планировки архитектурных заповедников в городе Пскове. 1945 - 1947 гг. (ГАПО. ф. 1767. он. 2. Д. 21)).

Его проектом предусматривалось также объединить в единую систему территории с особым режимом застройки и парковых территорий, а именно: особых микрорайонов города (то есть застроенных зданиями, представляющими историко-архитектурную ценность) , воссоздаваемых и существующих древних улиц, охранных зон у отдельных памятников и их комплексов, зеленых зон, связывающих отдельные микрорайоны, охранные зоны и древние улицы в единую систему и в некоторых случаях являющихся археологическими заповедниками. Все эти территории, вместе взятые, и были названы автором "АРХИТЕКТУРНЫЕ ЗАПОВЕДНИКИ".

96. Палаты Трубинских — дворовый фасад. Реконструкция Ю. П. Спегальского
96. Палаты Трубинских — дворовый фасад. Реконструкция Ю. П. Спегальского

Проект планировки архитектурных заповедников Ю. П. Спегальского на предварительном обсуждении Ученого совета ГУОПА получил всеобщее одобрение (Об этом свидетельствует подлинный документ (ГАНС), ф. 17(57. он. 1. св. 2, д. 31)). В письме начальника ГУОПА Псковскому отделу по делам архитектуры предлагалось: "...всемерно форсировать работу по проектированию заповедников архитектора Спегальского" (Письмо и заключения Д. П. Сухова и П. II. Максимова (Архив ЛОИА АН СССР. ф. 78. подлинники). (НАС, копии)). К этому письму были приложены заключения: "...по проектам планировки и застройки частей Пскова, являющихся архитектурными заповедниками, составленными Ю. П. Спегальским", подписанные представителями Сектора фиксации и методики реставрации памятников архитектуры Академии архитектуры СССР профессором Д. П. Суховым и главным архитектором П. Н. Максимовым. В заключениях отмечалась "правильность положений, принятых автором" и давались самые положительные отзывы как по заповедникам (в Кремле, на Запсковье, на Полонище, у Верхних решеток Пески, на Завеличье), так и по разработанным автором жилым домам для постройки в черте заповедных зон. Особенно удачными были признаны спроектированные улицы, имеющие характер внутриквартальных проездов и проходов, связывающих заповедники в единую стройную систему (фактически они являлись восстановлением древних улиц и переулков, выявленных исследованием Ю. П. Спегальского). В восстановлении этих старых тихих пешеходных улиц, порой извилистых, а потому раскрывающих объемы и формы памятников иногда с самых неожиданных углов зрения, автор предусматривал возможность наиболее эмоционального их восприятия и сосредоточенного осмотра. Ю. П. Спегальский видел в создании условий глубокого зрительного восприятия памятников и восстановленной вокруг них среды одну из основ его исторических и архитектурно-художественных заповедников.

97. Палаты Трубинских с сада. Из серии рисунков-реконструкций 'По Пскову XVII века' Ю. П. Спегальского
97. Палаты Трубинских с сада. Из серии рисунков-реконструкций 'По Пскову XVII века' Ю. П. Спегальского

Создание в Пскове архитектурных заповедников явилось следствием того, что Псков восстанавливался и реконструировался не только как административно-политический, хозяйственно-культурный и промышленный центр Псковской области, но и как центр неповторимых памятников древнерусского зодчества, как город-музей. Ю. П. Спегальский писал: "Невозможно сделать Псков городом-музеем архитектурных памятников, только сохраняя его древние здания от разрушения в том их виде и том окружении, в котором они находятся. Псковские памятники архитектуры в их искаженном в течение XVIII-XIX веков виде стали совершенно неузнаваемыми, вследствие чего они не могут выполнять ту просветительную роль, которую они призваны исполнять, а, наоборот, служат источником неправильных представлений о древнепсковской архитектуре. Только реставрированные памятники могут дать верное представление о древнепсковской архитектуре и ее истинных качествах и особенностях. Но реставрация одного памятника, пусть даже превосходная реставрация, без изменения окружающей обстановки, которая в Пскове почти во всех случаях искажает впечатление от памятников, далеко еще не сможет выявить памятники в необходимой мере. Без вполне отчетливого представления о городе в целом невозможно судить о художественных качествах отдельных построек. Город давал для каждой из них фон и масштаб, вводил в определенное соотношение с другими слагаемыми архитектурного пейзажа. Без выявления характерных своеобразных черт средневекового города, выявления его памятников и включения их в композицию всего города невозможно решить планировку и застройку Пскова с наибольшим архитектурно-художественным эффектом" (Спегальский Ю. П. Пояснительная записка к проекту ... (ГА ПО. ф. 1767. оп. 2, д. 21)).

98. Дом Печенко. Вид памятника в 1945 году. Из серии рисунков 'Псков освобожденный' О. К. Аршакуни
98. Дом Печенко. Вид памятника в 1945 году. Из серии рисунков 'Псков освобожденный' О. К. Аршакуни

Проектное решение по сохранению старины в восстанавливаемом городе было вызвано своеобразием условий: в Пскове не сохранилось совершенно нетронутых кусков старины, так же как и обширных районов, которые в связи с потерей старинных улиц и площадей утратили в значительной степени свой исторический характер. В задачу проекта входило не только сохранить остатки памятников и найти особые способы их восстановления, но и придать им былой вид и влить в них жизнь. "Но для того чтобы "оживить" мертвые памятники, - писал Ю. П. Спегальский, - необходимо не только тщательно и правильно их реставрировать, но и благоустроить и придать им какое-то жизненное назначение, им соответствующее, не обрекая их на износ". Исследователь тогда уже ставил вопрос о необходимом координировании работ по реставрации, которые должны проходить в самом тесном кооперировании научной и практической деятельности.

При решении вопросов планировки и архитектуры, связанных с созданием архитектурных заповедников, Ю. П. Спегальским было принято за основное следующее теоретическое положение: "...для всякого древнепсковского здания-памятника наилучшим окружением была бы обстановка, близкая к первоначальной. Так, например, если здание в древности находилось на площади, так наилучшим условием для его выявления было бы восстановление вокруг него точно такой же по размерам и конфигурации площади с застройкой, отвечающей по общему характеру первоначальной застройке. Или, если подходы к зданию первоначально существовали в виде улицы определенного направления, конфигурации и размеров, восстановление ее должно подойти близко к первоначальной... Это одно из непременных условий проекта заповедников - вернуть памятникам их положение на улицах, перекрестках, площадях, какое они занимали в древности. С этой точки зрения одинаково нежелательно, как несоответствующая застройка вокруг памятников, так и создание вокруг них пустырей или сплошных зеленых зон.

Конечно, восстановление былой обстановки вообще невозможно, и даже создание вокруг памятников окружения, приблизительно напоминающего первоначальное, возможно только в редких случаях (которыми необходимо воспользоваться).

Восстановление некоторых из уничтоженных в XVIII веке древних улиц и площадей и особая их застройка могут иметь положительное значение для города и в чисто утилитарном и гигиеническом отношении. Если наряду с существующими широкими шумными пыльными улицами, с большим движением транспорта появится дополнительная сетка пешеходных улиц, хорошо озелененных, проходящих в очень удобных направлениях, это представит существенное удобств для населения города. А специальная застройка архитектурных заповедников создает в центре города ряд участков с повышенными гигиеническими условиями благодаря тому, что эти участки при всех современных удобствах должны иметь малоэтажную застройку и очень развитое озеленение. При этом застройка была бы экономически рентабельной" (Там же).

На основе учета существующих особенностей Пскова Спегальским была принята и соответствующая методика по установлению на его территории архитектурных и архитектурно-археологических заповедников трех групп.

К 1945 - 1946 годам в Пскове кроме крепостных сооружений оставалось несколько десятков старинных гражданских и церковных зданий, разбросанных по городу, а кое-где расположенных группами, и еще ряд улиц, сохранивших свое старинное направление и конфигурацию, хотя улицы и потеряли свою старую застройку (почти во всех случаях получилось так, что старинные улицы остались без старинных зданий, а старинные здания - без старинных улиц). "Это было одной из особенностей Пскова, - писал исследователь, - вторая особенность заключалась в том, что Псков нужно было поднимать из руин, а потому появилась возможность в ряде участков города, в местах скопления памятников, без особых расходов, без всякого ущерба восстановить старинные улицы. Вполне понятно, что такие улицы нельзя было бы застраивать большими, многоэтажными домами".

К заповедникам первой группы были отнесены территории, сохранившие памятники архитектуры и археологии как над землей, так и под землей, имеющие большое архитектурно-археологическое значение, - Кремль, Довмонтов город, Гремячая гора и Волчьи Ямы, Пески и Городец.

Заповедники второй группы - участки города в застроенных территориях, на которых имеются сосредоточения памятников архитектуры: территории на Полонище (рис. 95), в Петровском конце, на Запсковье и Завеличье и охранные зоны у отдельно стоящих памятников.

К заповедникам третьей группы отнесены все древние улицы, сохранившие конфигурацию и рельеф и не имеющие древних зданий. Такие улицы сами по себе являются памятниками древней планировки Пскова и должны быть сохранены. Сохранить их можно только при условии особой застройки.

Соответственно каждому виду заповедников было разработано их содержание: заповедники первой группы исследователь считал необходимым охранять от застройки. Здесь отводилось место только для производства археологических раскопок и для работ по сохранению существующих памятников.

В заповедниках второй группы следовало, сохраняя существующую уже застройку, по возможности восстанавливать древнюю планировку и создавать новую застройку, которая по масштабности, высоте, характеру и зелени между ней являлась бы наиболее соответствующим окружением для памятников и с сохранением рельефа местности. В характере архитектуры считал недопустимым как фальсификацию старины, так и внесение каких-либо чуждых памятникам новых или нерусских стилей.

В заповедниках третьей группы нет, или почти нет, памятников архитектуры, вследствие чего их застройка решается проще. "Она должна сохранять все особенности древних улиц и общим характером не противоречить масштабу и характеру улиц". Не следует повторять однообразные дома. "Нужно не только отдельным зданиям придавать каждому особенные черты, но находить особенности и в планировках участков, применяясь к местным условиям и стремясь к живописности и асимметричной свободе композиции. Нужно учитывать, что удачный живописный характер расположения здания значит не меньше, чем удачное архитектурное решение самих построек. Очень большое значение имеет сохранение планировки каждого участка в части общего расположения зданий, которые должны проектироваться по примеру древнепсковских построек, насколько это возможно установить по имеющимся материалам или по раскопкам на заповедниках (Автор имел в виду сохранение планировочных традиций и масштаба самих здании, что не имеет ничего общего с понятием стилизации.). По степени важности равными являются две задачи: утверждение ряда территорий архитектурными заповедниками и выработка твердого правила их застройки и их режима содержания. "Для этого, - писал Спегальский, - мною были заготовлены эскизные проекты застройки отдельных кварталов города.

Конечная цель работы по сохранению и изучению памятников, как и смысл самого существования памятников кроме их общепросветительного значения, усматривается и в том, чтобы оказать существенную помощь в деле воспитания в наших строителях и архитекторах самых лучших прогрессивных качеств, помочь развитию их талантов, и в том, чтобы на основе научного изучения русского зодчества наглядно выявить его наиболее передовые традиции и особенности, достойные продолжения и развития в новом советском русском зодчестве, изжить ошибочные и антинаучные взгляды на древнерусское зодчество, затрудняющие выявление настоящих свойств его, а также привести облик памятников к такому виду, который позволил бы судить об их подлинном характере.

Цель работы по памятникам и сохранению их в создании условий, которые бы ускорили, насколько это возможно, изучение их и расширили бы возможности для наиболее глубокого научного исследования памятников, закрепили бы все новые данные и позволили бы их расширить и углубить.

Работы по памятникам могут быть разумными и дадут ценный результат, вполне оправдывающий затрату на них средств, только в тех случаях, когда они будут сопровождаться наиболее полным, до возможного предела изучением, а также, когда они будут строиться на основе наиболее передовых достижений в науке, изучающей памятники русской архитектуры и восстанавливающей их, если они будут проводиться на основании и под непрерывным влиянием всех тех новых данных, которые дает каждый памятник в процессе работы по его восстановлению" (Спегальский Ю. П. Пояснительная записка к проекту ... (ГАПО, ф. 1767. оп. 2, д. 21)).

В своем стремлении восстановить жизненную историческую картину автор архитектурных заповедников видел насущную необходимость в проведении обязательных раскопок на территориях охранных зон. Уже в 1945 году Ю.П. Спегальский ставил вопрос об обязательных предварительных раскопках. "Новому строительству должно предшествовать обязательное археологическое исследование старого города" (Там же). Это положение, намеченное его проектом сорок лет назад, теперь получило свое осуществление.

Проект архитектурных заповедников (1945-1947) содержал разработку общих принципиальных положений и цепных рекомендаций, определял виды заповедников и их содержание, размеры территорий заповедных зон. Проект подготовил основные положения и очередность восстановления памятников в заповедниках. Установил классификацию работ и дал краткую характеристику по каждому их виду с учетом всех необходимых требований к восстановительным работам по памятникам.

Проектом Ю. П. Спегальского был не только поставлен целый ряд задач, но и многие из них были решены, и в первую очередь, задача глубокого изучения градостроительных приемов древнего зодчества. В решении этой задачи автор учитывал в дальнейшем необходимость тактичного отношения современных архитекторов к старине, которое должно было быть выражено и в чувстве масштабности и общего ритма старой и новой архитектуры. Только в таком подходе видел он возможность правильного развития традиций древнерусской архитектуры и умение найти единство в характере планировки старинных и современных ансамблей Пскова.

Так, впервые, по мнению специалистов в этой области, был создан ценный исторический труд, утвердивший с глубокой научной аргументацией значение прошлой культуры для современности. На рубеже 60 - 70-х годов на его основе эта работа была продолжена другими авторами (Авторы нового проекта Г. П. Воронко и Н. С. Рахманина.). Многое, конечно, из того, что было в проекте (1945 - 1947) по воссозданию градостроительной системы средневековых фрагментов города из-за допущенных (более чем за двадцать лет) нарушений новостройками, было не только сокращено, но и безвозвратно утеряно (Это засвидетельствовано на Всероссийском совещании по охране памятников в 1968 г. (см.: Вопросы охраны и реставрации и пропаганды памятников истории и культуры. М.. 1970. Вып. 2)). Тем не менее в новом проекте охранных зон и зон регулирования застройки получили свое развитие основные положения проекта планировки архитектурных заповедников Ю. П. Спегальского. Задачи, выдвигаемые авторами проекта в разделе "Охранные зоны", по сути дела, осуществляют мероприятия строительного режима, установленные проектом Ю.П. Спегальского в его "Заповедниках первой группы". А задачам строительного режима, установленным требованиям к новому строительству только при соблюдении необходимых планировочных условий, направленных на сохранение масштаба застройки ценных градостроительных элементов в проекте Ю. П. Спегальского, в его заповедниках второй и третьей групп, в полной мере соответствуют задачи и требования нового проекта - его раздела "Зоны регулирования застройки". То есть, содержание заповедников 1, 2, 3 групп в проекте Спегальского сохранилось в своей основе до сих пор, изменились лишь их названия: заповедники первой группы называют теперь охранными зонами. Заповедники второй и третьей групп - зонами регулирования застройки.

99. Дом Печенко. Дворовый фасад. Реконструкция Ю. П. Спегальского
99. Дом Печенко. Дворовый фасад. Реконструкция Ю. П. Спегальского

Подтверждением правильности разработанных положений первого проекта (1945 - 1947) является ряд уже выполненных на его основе и выполняемых в настоящее время работ.

100. Дом Печенко. Перспектива дворового фасада. Реконструкция Ю. П. Спегальского
100. Дом Печенко. Перспектива дворового фасада. Реконструкция Ю. П. Спегальского

Проект Ю. П. Спегальского (1945 - 1947) впервые решал большую задачу комплексной реставрации и правильного использования памятников и создавал условия для массового ознакомления с культурным наследием Пскова и патриотического воспитания поколений, то есть являлся документом безошибочного принципиального решения охраны, изучения, реставрации и использования памятников. Последняя работа Ю. П. Спегальского - проект комплексной реставрации памятников для современных нужд (1968-1969), воплощенный автором в Перспективном плане реставрации, восстановления и консервации памятников архитектуры Пскова с разработанными графическими схемами архитектурных комплексов, входящих в состав заповедных территорий города. Он утверждал основные положения первого проекта, развивал их и давал правильную ориентацию на планомерную практическую деятельность комплексной реставрации памятников Пскова. Это была готовая программа к действию, позволившая псковским реставраторам в 1969 году (вскоре после кончины автора) начать эту работу. Распределение автором памятников по комплексам с конкретными, подробно составленными предложениями практического использования каждого памятника - основа для дальнейшей работы последовательного восстановления и органического включения архитектурных заповедников в современный город (Этот последний труд Ю. П. Спегальского остался неопубликованным (Архив ЛОИА АН СССР, подлинник). (Архив Псковской реставрационной мастерской, копия)). Этот последний труд (1968 - 1969) имеет актуальное значение, как и большая трудоемкая работа исследователя по нанесению на план Пскова более двухсот каменных гражданских построек XVI -XVII веков, существование которых в прошлом Ю. П. Спегальский установил по разным источникам. Этот обширный материал в своей основе и в значительной части является совершенно новым, представляющим большой научный интерес и актуальную ценность, используется в настоящее время как опорный план в дальнейшей работе современных архитекторов (Там же).

101. Дом Печенко. Интерьер веселой палаты. Реконструкция Ю. П. Спегальского
101. Дом Печенко. Интерьер веселой палаты. Реконструкция Ю. П. Спегальского

Последним проектом Ю. П. Спегальского помимо дальнейшей реставрационной работы решается неотложная проблема целесообразного включения исторических памятников в жизнь Пскова. Ученый писал: "Каждое историческое здание должно быть включено в общую систему застройки города и использоваться в воспитательных, просветительных, научных и практических целях. Результат этой работы должен заключаться не только в каком-то количестве реставрированных древних здании, но и создании наилучших условий для их показа как памятников древнерусской культуры, для освоения в практических целях и использования как средств украшения города" (Спегальский Ю. И. Перспективный план реставрации, восстановления и консервации памятников архитектуры Пскова (1968 - 1969 гг.) (Архив ЛОИА АН СССР, подлинник). (Архив Псковской реставрационной мастерской, копия)). Однако эффективную работу в указанных проектом направлениях автор считал возможной при условии не только выполнения реставрацией отдельных объектов, но и создания ряда более или менее обширных комплексов с восстановлением дворов и ближайших участков древних улиц, с изучением территорий этих комплексов методами археологии и учетом результатов изучения.

Проектом Ю. П. Спегальского было разработано тринадцать комплексов с входящим в каждый из них основательным количеством памятников. Содержание разработанных автором положений по каждому комплексу представляет, несомненно, большой познавательный интерес и играет значительную роль в настоящее время для их практического претворения в жизнь.

Остановимся кратко лишь на двух объектах из комплексов - № 5 и № 6. Это гражданские здания: дом Печенко - памятник второй половины XVII века (свое название получил по имени его последнего владельца) и двор Трубинских - памятник последней четверти XVII века.

Дом Печенко, как считает автор, "может быть реставрирован полностью со всеми интерьерами с документальной точностью в каменной части и с предельно возможным приближением к первоначальному состоянию в части деревянного верха". По мнению исследователя, этот памятник "с полностью восстановленными интерьерами и древним двором явится ценнейшим подарком для Псковского государственного историко-художественного и архитектурного музея-заповедника. Как дом-музей быта псковского купца XVII века он будет пользоваться большим успехом" (ил. 98-101).

Двор Трубинских - еще один памятник, который, как полагал Ю.П. Спегальский, нужно, полностью реставрировав, передать Псковскому государственному историко-художественному и архитектурному музею-заповеднику в качестве объекта показа. "Это жилище одного из наиболее богатых купцов, создавшего в своем доме обстановку, более свойственную боярскому, чем купеческому быту. Кроме того это единственный сохранившийся памятник, характеризующий тот яркий расцвет псковской гражданской архитектуры, который имел место в 80-х годах XVII века (вторым таким памятником был двор Ямского)". В реставрированных палатах Трубинского автор предполагал устроить не только показ быта наиболее богатой прослойки псковского купечества и экспозицию, освещающую историю последней четверти XVII века, но и ряд выставок, например выставку произведений прикладного искусства XVII - начала XVIII века, выставку старинного портрета и другие. Верх дворового фасада может быть использован для удобного жилища работников музея (с условием соответствующего оборудования), низ - для хозяйственных целей.

Последняя страница этой последней работы Ю.П. Спегальского, оставшейся на рабочем столе после его ухода из жизни, хранит в себе светлую надежду ученого-патриота о прекрасном будущем дела охраны памятников. Вот что он писал в последние мгновения своей жизни: "В наше время далекая псковская старина как бы приближается к нам. Труд археологов, исследователей архитектуры и искусствоведов возвращает нам и делает все более и более понятным многое из того, что казалось, было уже бесследно утеряно и забыто.

Псковским памятникам суждено теперь не разрушаться и не исчезать с лица земли, а возрождаться к жизни, чтобы послужить еще многим поколениям людей. Это закономерно. Народ, взявший в свои руки власть, не может относиться безразлично к культурным ценностям, созданным в прошлом наиболее одаренными его представителями, сумевшими в условиях феодализма с удивительной полнотой выразить в своем творчестве взгляды народа на искусство и архитектуру, на соотношение искусства и жизни, художественных форм и приемов архитектуры с ее технической и практической стороной, бытом и гигиеническими требованиями. Эти вопросы народ разрешал в..." (Архив ЛОИА АН СССР, фонд Спегальского № 78.).

На этом текст рукописи обрывается.

Ученый, исследователь, архитектор-реставратор, практик Ю.П. Спегальский получил широкое признание как теоретик и организатор охранно-реставрационного дела в городе Пскове.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru