Библиотека
Карта сайта
Ссылки








Пользовательского поиска







предыдущая главасодержаниеследующая глава

Российская империя

Реформы Петра I привели к решительному переустройству хозяйства и культуры России. Быстро развивались промышленность и торговля, техника, наука, светское искусство. Гражданскому строительству уделялось большее внимание по сравнению с культовым.

Санкт-Петербург был заложен как крепость в 1703 г., а в 1712 г. стал столицей государства. Для строительства нового города были мобилизованы ресурсы всей страны (Петр I запретил в это время возводить каменные зда­ния где-либо, кроме Петербурга).

Было приказано осуществлять застройку города по западноевропейскому образцу: ставить здания вдоль тротуаров, главным фасадом на улицу вместо традиционного размещения дома в глубине участка. Коридорная застройка (т. е. расположение зданий вдоль улицы) сформировалась в условиях средне­вековой Европы и затем стала как бы само собой разумеющейся. Русская система застройки (как и восточная) - тыльными стенами к улице - созда­вала лучшие условия для жилья благодаря его изоляции от городской среды. Но европейская застройка позволяла лучше «оформить» улицу. Парадность возобладала за счет удобства.

Одним из первых монументальных зданий Петербурга был собор Петро­павловской крепости, построенный в 1712-1733 гг. по проекту архитектора Д. Трезини. План собора соответствовал сложившейся системе строительства храмов Западной Европы: здание трехпролетное (с двумя рядами внутренних колонн), вытянутое в длину, с перекрытием планировочных ячеек крестовыми сводами. Собор декорирован ордерными формами. По указанию Петра башня собора была увенчана грандиозным шпилем.

По проектам Трезини были построены корабельные верфи (на месте нынешнего Адмиралтейства), правительственное здание Двенадцати коллегий (министерств), состоявшее из двенадцати одинаковых корпусов, сомкнутых в одно сооружение (рис. 170), а также дом Петра I. Трезини разработал проекты образцовых (т. е. типовых) домов для застройки города. Поскольку строилось много деревянных домов, было предписано в целях благообразия оштукатуривать их и отделывать так, чтобы они имели вид каменных. Даже мазанки расписывались под каменные дома в «европейском штиле».

Постройки петровского времени отделывались ходовыми формами архи­тектуры Голландии и Дании того времени - рустовкой углов, пилястрами, филенками, обрамлением окон наличниками - формами ренессанса в их простейшем, наиболее скромном виде. Такая архитектура соответствовала вкусам Петра, его деловитости и практицизму. Это было время, когда расцвет барокко в Италии был позади, а во Франции закончился первый период классицизма, и фасады особняков стали отделываться проще. В Европе рас­пространялась однотипная отделка плоскими штукатурными деталями, имити­рующими каменные формы, введенные в обиход ренессансом.

Такая же деловито-казенная архитектура была принята для промышлен­ных зданий, которые в это время строились в разных местах России: простые кирпичные постройки скупо декорировались «для приличия» стандартными накладными деталями, являющимися такой же условностью, как, например, пуговицы на рукавах современного мужского пиджака.

В этот период был заложен Петергоф (ныне Петродворец) - загородная резиденция царя. Формирование Петергофа продолжалось при последующих государях. По образцу Версаля петергофский парк имеет регулярную плани­ровку с подстриженной зеленью, с фонтанами, скульптурами, беседками.

После смерти Петра наступили изменения в жизни страны и в быту правящей элиты. Верхушка общества получила возможность «облегченно вздохнуть» и наслаждаться жизнью. Это совпало с аналогичными настроениями дворянства во Фран­ции того времени. В России лучшие архитекторы строили теперь дворцы императриц и сановников. Вкусы нового времени выразил архитектор Б. Растрелли. Его творчеству принадлежат Зимний дворец в Петербурге (рис. 171), Большой дворец в Царском Селе (ныне г. Пушкин), царский дворец в Петергофе, дворец С. Строганова в Петербурге.

Архитектура этих зданий не укладывается в рамки какого-либо из западно­европейских стилей. Отделка их интерьеров в стиле рококо трактована не в манерно-утонченных, а в сочных, полнокровных формах. Пластический декор фасадов представляет своеобразное сочетание элементов классицизма и ба­рокко. Большую роль в этой архитектуре играет цвет: на красном или свет­ло-зеленом поле стены выделяются белые детали, эта нарядная картина до­полнялась сиянием золоченых крыш.

Барочно-классицистическая тенденция получила развитие в творчестве архитекторов С. Чевакинского, наиболее значительным произведением которо­го является Никольский собор в Петербурге (1753-1762), и Д. Ухтомского, работавшего в 1740-1750 гг. в Москве.

Во второй половине XVIII в., с приходом к власти Екатерины II, в Рос­сии наступил период политической стабилизации и экономического подъема. Укреплялось самодержавие, крепла мощь дворянской империи. В этот период развернулись работы по переустройству многих старых городов с учетом столичного опыта. Их планировка упорядочивалась путем применения геометризованных «регулярных» схем, фасады зданий оформлялись классическими архитектурными де­талями.

Игриво-праздничная архитектура барокко - рококо не соответствовала великодержавному духу, который установился в царствование Екатерины II. В этот период снова утвердился классицизм во Франции, которая была законодателем вкусов для русского дворянства. Непререкаемым авторитетом в вопросах архитектуры и искусства была Парижская Академия художеств, являвшаяся оплотом классицизма. Характерными чертами официальных построек стали строго симметричные композиции фасадов, геометризованное построение планов (рис. 172), украшение зданий ордерными формами.

Благоустраивался центр столицы. Были сооружены парадные набережные Невы. Скульптор Э. Фальконе возвел памятник Петру I. По проекту Ю. Фель-тена и П. Егорова была выполнена знаменитая решетка Летнего сада.

Из Европы приехал обучавшийся в Парижской и Римской академиях В. Баженов, великолепный мастер архитектуры классицизма. Им был сделан по заданию Екатерины II проект грандиозного двор­ца на территории Московского Кремля (не осуществ­лен). По проекту Баженова в 1784-1786 гг. был построен дом Пашкова на Моховой улице в Москве (рис. 173). Архитектура этого здания, занимающего заметное место в архитектурном ансамбле центра Москвы, соответствует стилевому направлению французской академической школы того времени, но по своим художественным достоинствам здание, однако, не имеет равных во Франции.

Много строил в те годы другой замечательный русский архитектор - М. Казаков. Он работал в Москве, его деятельность была направлена в основ­ном на строительство, предназначенное для практи­ческих потребностей. Казаковым были построены здания Сената в Кремле, Голицынской больни­цы (рис. 174), зала дворянских собраний (ныне Дом Союзов), ряд городских и подмосковных уса­деб.

Во второй половине XVIII в. придворная архитектура европейского классицизма приобрела характер, несколько отличный от стиля Людови­ка XIV. В общественно-политических условиях того времени был уже непод­ходящим стиль, выражавший величие. Соответствующие вкусы воспринял и императорский двор России. Огромный Таврический дворец, построенный по проекту архитектора И. Старова, не уловившего веяний моды, не исполь­зовался и пришел в запустение.

Придворными архитекторами стали приглашенные из-за границы Ч. Ка­мерон (по его проектам построены архитектурный комплекс «Термы» в Цар­ском Селе с роскошными залами для приемов, дворец и парковые павильоны в Павловске) и Д. Кваренги (Александровский дворец и садово-парковые павильоны в Царском Селе, Эрмитажный театр, здание Академии наук, Смоль­ный институт и другие объекты в Петербурге).

В первой трети XIX в. происходят новые изменения в характере стиля. В период царствования Александра I в России был воспринят ампир, завер­шивший развитие французского классицизма в эпоху Наполеона. В Петербур­ге в это время были возведены такие выдающиеся здания и ансамбли, как Казанский собор (1801 -1811 гг., архитектор А. Воронихин), ансамбль Бир­жи на стрелке Васильевского острова (1805-1810 гг., архитектор Тома де Томон), огромный комплекс Адмиралтейства (1806-1823 гг., архитектор А. Захаров, рис. 175). Победа над Наполеоном нашла отражение в триумфальном характере архитектуры второго и третьего десятилетий XIX в. В это время в Петер­бурге работал выдающийся архитектор и мастер градостроительного ансамбля К- Росси. По его про­екту было сооружено напротив Зимнего дворца здание Главного штаба (рис. 176). В общий ансамбль оформившейся таким образом Дворцовой площади была мастерски вкомпонована триумфальная арка в начале улицы, соединяющей площадь с Невским проспектом (рис. 177). К. Росси проектировал также Александрий­ский театр (рис. 178) и находящуюся за ним улицу, которая носит имя зод­чего, Михайловский дворец (1819-1825 гг., ныне Русский музей), здание Сената и Синода (1829-1834 гг.) и др.

В Петербурге наряду с русскими архитекторами работали приглашенные из разных стран - Голландии, Германии, Италии, Швейцарии, Франции. Различные направления зодчества Западной Европы переплелись и слились здесь воедино, приобретя новое качество. Главное же, что определило облик Петербурга,- местные духовные и материальные условия, требования заказчиков и особенности куль­туры страны. Архитектура официальных зданий Пе­тербурга, выражающая идеологию самодержавно-помещичьей империи, была создана талантливыми зодчими, впитав в себя художественные тенденции культуры своего времени. Петербург начала XIX в. наряду с Римом и Парижем стал одним из самых красивых городов мира.

В Москве, которая на две трети выгорела при нашествии Наполеона, после изгнания французов развернулось интенсивное строительство жилых и общественных зданий. Была создана Комиссия для строений, разработавшая план реконструкции города. По проекту председателя комиссии О. Бове были реконструированы торговые ряды (на месте нынешнего ГУМа); на Красной площади в 1818 г. был поставлен памятник Минину и Пожарскому работы скульптора Мартоса. По проекту Бове в 1812-1824 гг. был сооружен нынеш­ний Большой театр (реконструированный в 1856 г.). В 1817 г. инженером А. Бетанкуром построено здание Манежа, которое в 1824-1825 гг. приобрело свое нынешнее архитектурное оформление по проекту Бове.

В Москве и в Подмосковье возводились много­численные дворянские усадьбы. Их облик, исполнен­ный лирической мягкости и отвечавший представле­ниям об интимном жилом доме, настолько отличается от официальных построек того времени, что позво­ляет характеризовать представляемое ими направ­ление в архитектуре как особую разновидность сти­ля- «русский ампир» (рис. 179).

Наступившая с воцарением Николая I реакция отразилась на характере официальной архитектуры, выражавшей холодное ве­личие, дух тяжеловесной, сухой казенщины.

В этот период по проектам А. Монферрана был сооружен Исаакиевский собор (рис. 180), огромные размеры (высота 102 м) и выразительный силуэт которого обусловили значение здания в застройке города, а на Двор­цовой площади была воздвигнута Александровская колонна (1829-1834) - грандиозный монумент (высота 47,5 м) в память победоносного завершения Отечественной войны. Последним представителем архитектуры классицизма в России был В. Стасов, построивший Павловские казармы на Марсовом поле в Петербурге (1817-1828), Провиантские склады в Москве (1832- 1835) и другие здания.

Классицизм был яркой страницей в истории русской и западноевропей­ской архитектуры. Сооружения и ансамбли этого стиля, как и все великие произведения архитектуры прошедших веков, положительно воспринимаются нашим эстетическим чувством. Но мы испытываем двойственное ощущение. Наше общественное сознание, воспитанное на демократических убеждениях, протестует против идейного содержания, выраженного в архитектурных обра­зах классицизма, и в то же время мы ценим величие, благородство и гармо­нию форм, созданных гением выдающихся зодчих.

Образованный человек не ограничивается при восприятии произведения искусства лишь оценкой его красоты, оценкой мастерства художника. Нужно понимать, какие идеи выражает произведение искусства. Существенно также то, насколько произведение искусства правдиво. Спецификой художественной правды в архитектуре является, помимо выражения общественных идей в ар­хитектурных образах, соответствие служебной функции архитектуры практи­ческому назначению здания, соответствие архитектурных форм и композиций материалам и конструкциям. В архитектуре классицизма не ставилась задача удовлетворения повседневных жизненных нужд и выражения в художествен­ной форме фактической материальной структуры зданий. Украшенный клас­сическими архитектурными формами Петербург стали называть «северной Пальмирой» (Пальмира - город в Сирии эпохи Древнего Рима, улицы кото­рого были обстроены колоннадами). Но, создавая великолепную панораму столицы, архитекторы мало заботились об удобствах жизни в городе. Искус­ство парадной архитектуры не ограничивалось формами и декором зданий; в градостроительстве укоренился прием показной обстройки улиц и площадей при безразличии к вдутренней планировке жилых кварталов.

Надвигался кризис архитектуры. Приближалось время крушения худо­жественных идеалов, традиций и приемов архитектурной эстетики классицизма и зарождения новой архитектуры, которую называют современной.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Инъекционный насос бм смотрите на www.stroiteliniemashini.ru.

© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://architecture.artyx.ru "Архитектура"
Рейтинг@Mail.ru